/Поглед.инфо/ Германия е готова да укрепи позициите на "Газпром", който и без това доставя повече от една трета от потребявания в Европа газ при много конкурентни цени. Полша, от своя страна, е съгласна да внася по-скъпия американски газ в името на т.нар. енергийна независимост. В центъра на противоречията е Европейската комисия, която не желае повторение на газовите конфликти с Украйна от 2006-2009 г., през чиято територия транзитираше 40% от износа на руски газ за Европа.

Новият газопровод „Северен поток-2” е важен за Германия, която иска да се откаже от ядрената си енергия и да намали потреблението на въглища. Поддръжниците на проекта твърдят, че заобикаляйки Украйна, този газопровод ще удовлетвори все по- нарастващите газови потребности на Европа на фона на стагнация и дори на спад в производството на други ключови доставчици (Норвегия, Холандия, Алжир). Важен фактор е и ниската цена на руския газ.

Американското вмешателство е "сериозно и неприемливо", казва Исабел Кошер, председател на Engie – една от европейските фирми, участващи във финансирането на „Северен поток-2”. Председателят на Европейския съвет Доналд Туск обаче отбелязва, че една от ключовите задачи на Европейския съюз е диверсификация на енергийните източници. Очевидно, лавирането между американските и руските интереси не е обикновен проблем...

(рус.ез.)

Европа лавирует между газовыми интересами России и США

Газовый поток в Европу

Настоящая газовая война разворачивается вдали от ближневосточных морей и охватывает север Европы. Первую роль в ней играют «Газпром» с союзниками (в первую очередь, Германией), которые готовы усилить и без того доминирующее положение российской компании, поставляющей более трети потребляемого в Европе газа по весьма конкурентоспособным тарифам.

Им противостоят сторонники энергонезависимости во главе с Польшей, которые предпочли бы импортировать американский газ, даже по более высокой цене. В центре же оказалась Европейская комиссия, которая не может прийти к единому мнению, но точно не хочет повторения происходивших с 2006 по 2009 год газовых конфликтов России с Украиной (через эту транзитную зону идет 40% экспортируемого в Европу газа).

Маневров со всех сторон становится все больше. Последним шагом стало озвученное в конце сентября намерение Брюсселя сформировать единый регламент для всех газопроводов в Европе. Сторонники «Северного потока 2» считают это способом отсрочить ввод в эксплуатацию нового газопровода. Проект принадлежит «Газпрому» и финансируется такими европейскими компаниями как Engie, Shell, OMV, Uniper (E.ON) и Wintershall (BASF). Трубопровод должен пройти вдоль первого «Северного потока», который был проложен из России в Германию по дну Балтийского моря. В результате мощности экспорта российского газа в Европу возрастут на 55 миллиардов кубометров в год, то есть на треть. «Наш газопровод должен получить разрешение на строительство в России, Финляндии, Швеции, Дании и Германии до конца первого квартала 2018 года. Работу он начнет в конце 2019 года», — отметил официальный представитель Nord Stream AG Себастьян Засс (Sebastian Sass).

Новый трубопровод очень важен для Германии, поскольку она намеревается отказаться от ядерной энергетики и уменьшить потребление угля. Сторонники проекта говорят, что он позволяет обойти Украину и удовлетворить растущие потребности Европы на фоне застоя или даже спада производства у других ключевых поставщиков (Норвегия, Нидерланды, Алжир). Немаловажным козырем является и невысокая стоимость российского газа.

Как бы то ни было, противостояние носит не только экономический характер. Польша решительно настроена на независимость от старого врага и построила терминал по приему сжиженного природного газа в балтийском порту Свиноуйсьце. Власти поставили перед собой большую задачу: свести к нулю через пять лет закупки российского газа, на который в настоящий момент приходится три четверти всего потребления. Находившийся в июле с визитом в Варшаве Дональд Трамп не преминул воспользоваться случаем и предложил «подписать контракт с Польшей за четверть часа». Параллельно с этим американский Сенат пригрозил санкциями любому предприятию, которое примет участие в строительстве «Северного потока-2».

Американское вмешательство «серьезно и неприемлемо», отметила глава Engie Изабель Кошер (Isabelle Kocher). Глава Европейского совета Дональд Туск, в свою очередь, отмечает, что одна из ключевых задач Евросоюза заключается в диверсификации источников энергоносителей. Тем не менее, лавировать между американскими и российскими интересами — непростое дело.

Польский терминал работает уже год и принимает СПГ из Катара, однако все еще ждет подписания долгосрочного договора с главным американским экспортером Cheniere Energy. Причем о дефиците топлива речи тут не идет. Благодаря расцвету добычи сланцевого газа американцы стали крупнейшими производителями в мире, а в скором времени выбьются в лидеры по экспорту. При этом Европа, где до сих пор не было подписано ни одного соглашения (к огромному разочарованию Дональда Трампа), не значится в числе первых рынков сбыта. «Мы вдвое увеличим наши экспортные мощности к 2019 году. Приоритетами для нас являются Азия и Латинская Америка, — объясняет коммерческий директор Cheniere Energy Эрик Бансод (Éric Bensaude). — С учетом отсутствия газопроводов в Азии, у СПГ там нет конкуренции. Цены сейчас там на 25% выше, чем в Европе».

Противникам «Газпрома» предстоит непростая партия. Продвижение российской компании в Азии идет с труднее, чем ожидалось, и она не может позволить себе спад европейских продаж, на которые сейчас приходится 80% экспорта. В результате она готова снизить цены, чтобы сохранить доли рынка. Закупающая 100% газа у России Литва смогла воспользоваться ситуацией. Она тоже построила терминал для приема СПГ. Она не пользуется им, однако перспективы подрыва монополии российского поставщика оказалось достаточно, чтобы выторговать 25% скидку.

В результате импорт СПГ не выглядит конкурентоспособным в Европе. «В 2016 году терминалы СПГ в Европе использовались лишь на четверть мощности», — отмечают эксперты Французского института международных отношений. Вице-президент «Газпрома» Александр Медведев еще весной говорил о бесполезности ценовой войны. Дело в том, что на стороне российского газа не только объемы, но и невысокая себестоимость. «Один лишь введенный в строй в 2012 году «Северный поток» может доставить (за год) столько же газа, сколько 600-700 танкеров», — уверяет Себастьян Засс. «Cheniere Energy не ставит перед собой целью вытеснить «Газпром», — отмечает со своей стороны Эрик Бансод. Американская компания займется поставками в Европу лишь в том случае, если увидит экономический интерес. То есть, в ближайшем будущем империи «Газпрома» на континенте ничего не грозит.


Стани приятел на Поглед.инфо във facebook и препоръчай на своите приятели