/Поглед.инфо/ Изненадващо, но русофобите либерали и патриотите тип „всичкищеумрем“ са обединени в един единствен подход: Русия няма какво да предложи на Тръмп. Логиката им, разбира се, е различна (при първите – абсолютното разбиране, че тоталитарните диваци изобщо не представляват интерес, у вторите – личната ненавист към Путин, който „съсипатазидържава“, а затова никому и нищо съдържателно не може да предяви), но резултатът е общ. И именно заради това и в САЩ, и при нас са хвърлени значителни сили, за да се обясни на народите, че нищо осмислено в срещата между Путин и Тръмп няма и не може да има.интересно ми е, какви гаранции ще получи, ако всичко върви добре), Тръмп иска да получи подкрепа срещу Клинтън за сметка на ресурса на „руските хакери“. Вярно е, че хакерите също са ресурс, но има различни мнения. В края на краищата, Тръмп може да повярва в нещо, което всъщност не съществува дори след като го провери!

Но ние разбираме, че за Тръмп идва критичен момент: системата на глобалната икономическа стабилност, установена в рамките на Западния глобален проект с финансовия модел на Бретън Уудс, основан на долара, достигна пределите на своята издръжливост. Засега не знам кога ще има срив на финансовите пазари (прераждането на дефлационния шок през 2008 г., от който няма как да се излезе за сметка на емитирането), но фактът, че той не е толкова далеч, е очевиден. Ясно е, че първата фаза на кризата, разгръщането на незабавните последици, ще отнеме поне няколко месеца или дори година (и тук, между другото, Путин също трябва да знае, че доларовата система няма да се разпадне единствено в САЩ), но и Тръмп ще трябва да представи нещо положително на народа за изборите през 2020 г.

И тук се появява сериозен проблем. В САЩ (и всъщност в целия „западен“ свят) няма икономически школи, алтернатива на „икономикса“. И всички те, вече повече от 50 години, са финансирани от финансисти, в рамките на подкрепата на идеите на „Западния“ глобален проект. Целият дискурс, цялата терминология, целият идеологически корпус са свързани с една основна идея: за да се спаси икономиката, на първо място е необходимо да се спаси финансовият сектор.

Ние знаем качеството на либералите в управлението на Русия, където мащабът на либералния натиск в икономическата наука е несравним: Висшето училище по икономика, Института „Гайдра“, РЕШ, РАНХИГС (след назначаването поставеното лице на Гайдар Мау). За щастие не са я задушили до край, но само защото нямаха достатъчно време. А на Запад, повтарям, са имали повече от 50 години за изпълнението на съответната програма.

Трикът се състои в това, че Тръмп категорично не е доволен от тази програма, при това не по научни или административни причини, а по политически. Финансистите представляват „Западния“ глобален проект, докато Тръмп – „Капиталистическия" и неговата задача е да „изтреби като класа“ представителите на алтернативния проект, тоест да отстрани всички негови представители от властта (и правителствените съветници). Просто защото с действията си, със съветите си, дори с езика си, те подкрепят не само личните му политически врагове, а враговете на целия клан, който стои зад него. След това ще се занимава с наука. Или не той. Но това е задача за друг ден.

Връщаме се към проблема. Изборите изискват положителни резултати. Включително - перспективи за развитие. Но кой ще пише за този позитив? При това да напише качествено, тъй като по време на предизборната кампания всичко написано ще бъде анализирано подробно и категорично. Икономиксистите ли, съжалявам за неприлична дума? Които са възпитани и отгледани от банкери? Не, разбира се, за пари много от тях ще преминат на противоположния лагер (нашият Гайдар, ако си спомням правилно, е бивш икономически редактор на списание „Комунист“), но това не променя нито езика, на който говорят, нито начина по който мислят. Тоест, каквото и да пишат, ще се получи нещо като критиката на либераста Милов срещу либералната пенсионна реформа. Няма как да не се погаврим с всяка отделна фраза.

И какво да се правя в тази ситуация? Сред „своите“ (по отношение на гражданството, от политическа гледна точка те са врагове) няма достатъчно автори и не може да има такива. Има ли алтернативни научни школи по света? Има! Но само на едно място, в Русия. Ясно е, че е невъзможно да се инструктират „руските хакери“ да напишат икономическа програма за американския президент. Но е напълно възможно да се създадат някои институции за „общото бъдеще“ и то доста бързо. И те вече имат какво да напишат и съчинят, което пиар-специалистите на Тръмп да приспособят за икономическата програма за изборите през 2020 г.

Казвате, че това е смешно? Че няма как в САЩ да се намерят грамотни икономисти? Простете ме, но в СССР имаше повече инженери от където и да е по света. И къде? Само 25 години са минали! И в САЩ - 50! Няма как там да има икономисти, различни от школата на „икономикса“, системата по такива въпроси задушава алтернативата категорично и еднозначно. Общо казано работата ми е да предложа вариант за това защо Путин се нуждае от Тръмп. Радвам се да чуя какви други възможности за решаване на проблема с положителна икономическа програма ще ми предложат читателите. И ще ги анализираме подробно.

/рус.ез./

Текст, собственно, уже не про Трампа, а про реакцию читателей на мою мысль о том, что Трампу нужна позитивная экономическая программа. Главным тезисом критики было то, что в США своих экономистов хватает, но, даже если кто нужен, то его легко купить. Это означает, в частности, что люди совершенно разучились читать и понимают текст исключительно в рамках интерпретации собственных мыслей, но попытаюсь дать разъяснения.

Итак, по поводу конкретных экономистов. Даже если меня запихнуть в Гарвард или Чикагский университет (где сейчас преподает Костя Сонин, который, к слову, в экономике не понимает ни бельмеса, хотя, быть может, что-то и петрит в «экономикс», но этот предмет мне не интересен), ничего путного из этого не выйдет. Местные граждане (как, кстати, здесь себя вел упомянутый Сонин, когда еще ворочился в российских экономиксистских тусовках типа РЭШ или ВШЭ) просто меня не поймут. Более того, они будут орать, что я использую ненаучные термины и/или использую научные термины в неправильном контексте.

Поскольку они находятся в своей среде, они категорически будут отказываться слушать, что я говорю до тех пор, пока я не перейду на «правильную» терминологию. В результате, некоторое время мы будем ругаться, а затем любая дискуссия станет невозможной. Я уже как-то рассказывал про то, что лет десять назад я наткнулся на просторах интернета на любопытную дискуссию, в которой участвовал некий представитель РЭШ/ВШЭ и его старый друг (возможно, родственник), который занимается естественными науками и живет где-то в США или около того. Так вот, второй персонаж (назовем его «Физик»), спрашивает у первого («Либераст»), мол, что ты думаешь о поводу работ Хазина. Дальше следует примечательная дискуссия:

Л: — да, что его слушать, он же не экономист!

Ф: — но он же пишет про экономику и весьма осмысленно! Почему он не экономист?

Л: — потому что экономисты — это те, кто публикует свои работы в рецензируемых экономистами журналах и кого приглашают на экономические конференции!

Ф: — ну так пригласите его на коференцию, поговорите по-существу!

Л: — нет, так как он не экономист!

Круг замкнулся, заодно всем, кто прочитал становиться понятно, что «экономиксисты» — это довольно замкнутая секта, которой постороннее знание не нужно, ибо от него одни проблемы. Почему это не понимают отдельные (хотя и многочисленные) мои читатели? А потому, что у них явно или неявно вставлен оптимальный сценарий: получить большой западный грант и уехать отсюда навсегда. И они пытаются мне объяснить, что я такой сценарий реализовать не сумею, либо потому, что они хотят, чтобы я остался, либо потому, что им завидно, что сами они так не сумеют. Я, кстати, думаю, что если бы я захотел, то такой сценарий можно было легко реализовать (соответствующие сигналы были), но меня он не устраивает категорически, я в частности по этой причине и язык американский не учу. Но «оговорки по Фрейду» у некоторых читателей вылезают.

Что-то изменить с точки зрения современного описания экономической реальности в США можно только в том случае, если есть альтернативная экономиксистам экономическая школа. Что такое школа? Это довольно значительный набор людей, исследователей, которые связаны единым пониманием мира, который они исследуют (в нашем случае — реальной экономики), более или менее самосогласованным терминологическим дискурсом (профессиональным языком) и, что очень важно, самовоспроизводящаяся во времени. Последнее обстоятельство принципиально: ученики одного «гуру» научной школой не являются, даже если он является популярным экспертом, то есть соотносит свое учение с реальностью. Нужно посмотреть, что будет с его учениками после его смерти или ухода на покой. Без этого — не получится.

Отметим, кстати, еще одно очень важное обстоятельство. Если мы посмотрим на реальность, с которой соотносят свою теорию представители «экономикс», то мы увидим, что это не хозяйственная деятельность и не макроэкономика. Это, скорее, социализированная микроэкономика и (преимущественно) финансы. Это не значит, что макроэкономики нет в составе экономикс, но она носит явно подчиненный характер (еще бы, из нее следует, в соответствии с А.Смитом, конец капитализма) и, главное, она чисто модельная. Реальность экономиксистов не интересует, они ее подгоняют под свои теории (например, так изменяя статистические методики, чтобы получить две рецессии вместо одной в 70-е годы или экономический рост вместо реального спада в сегодняшней ситуации).

Вот где их реальность интересует, так это в финансах, тут они потоки изучают реальные. Мы-то понимаем, почему они так делают («экономиксизм» многие десятилетия полностью финансируют банкиры, управляющие бреттон-вудской финансовой системой и «Западным» глобальным проектом), но сути дела это все равно не меняет. Никуда не денешься, кто девушку кормит, тот ее и танцует! И вот тут самое время вернуться к Трампу.

Трампу нужен позитивный план (к выборам 2020 года), причем не абстрактный, с никому не интересными финансами, а конкретный, который можно было бы предъявить народу, точнее, электорату. Причем в конкурентных условиях, то есть такую чушь, которую излагает наше российское правительство показывать ну никак нельзя. А у него все (повторяю еще раз: все) экономические эксперты говорят на языке «экономикс». В США других просто нет. А если ты говоришь на языке некоторого сообщества, если ты учился в рамках некоторого сообщества, если вся твоя профессиональная среда из этого сообщества (отметим, довольно агрессивного), то очень трудно, чтобы не сказать невозможно, отвлечься от тех смыслов, которое это сообщество генерит. А весь конструктивный смысл экономикс сводится к одной нехитрой мысли: нужно дать денег банкирам и они все исправят!

Ну, согласитесь, трудно было бы ожидать иного, иначе за что они деньги-то столько времени получали! Но уж коли такая ситуация сложилась, с ней нужно что-то делать, поскольку главная задача Трампа, с которой он и пришел в Белый дом, состоит в том, чтобы банкирам денег не давать! Спрашивается, а есть ли в мире люди, которые умеют описывать экономику и при этом на «неправильном» с точки зрения Трампа языке не говорят? Ответ: есть! Где? В России. А больше нигде (научной школы политэкономии в Китае создать не успели, она там носит чисто практический характер, а в других соцстранах ее благополучно истребили за последние 25 лет, остались только отдельные «последние из могикан»).

Как этот потенциал использовать — отдельный вопрос. Понятно, что Трамп не может заказывать российским экономическим коллективам разработку стратегии для США напрямую. Да они ее и написать не могут, поскольку реальности экономической жизни этой страны знают слабо (те, кто знают, вроде Института США и Канады, настолько заражены либерализмом, что их близко к этой работе подпускать нельзя). Значит, нужны какие-то сложные институциональные схемы. Но язык для работы в рамках этих схем нужно брать здесь, в России. Еще раз повторю, просто потому, что больше его нигде нет.

Кстати, что важно. Совершенно не принципиально, кто именно будет этим заниматься. Точнее, важно, но не настолько, насколько принципиально, чтобы привлекаемые для этой работы люди были именно носителями языка политэкономии, а не экономикс. Они просто будут описывать проблемы совершенно иначе. А вот затем, когда это описание будет уже вчерне готово, можно будет его отдать экспертам американским, чтобы они на его основе писали программу. Только желательно следить, чтобы они были не профессиональными экономистами (то есть экономиксистами), то есть чтобы они эту картину мира не переводили сразу на язык экономикс, а, скорее, «крепкими хозяйственниками» с некими пониманиями избирательного процесса.

Есть и еще одна проблема, как потом воспитывать альтернативные экономические школы в самих США (если этого не делать специально, естественным образом они прорастут лет через 25, которых никто в условиях кризиса ждать не может). Но это отдельный вопрос и его решение выходит за рамки 2020 года. А вот если ограничиться чисто насущными вопросами, то для Трампа и стоящими за ним элитными группами, категорически необходимо наладить институциональную структуру взаимодействия с политэкономическими школами в России, причем в самое ближайшее время.

Превод: Поглед.инфо


Стани приятел на Поглед.инфо във facebook и препоръчай на своите приятели