/Поглед.инфо/ Ръководителят на Каталуния Карлос Пучдемонт възнамерява на 23 октомври да обяви независимостта на областта. Това съобщава мадридският вестник El Confidencial, позовавайки се на собствен източник.

Отбелязва се обаче, че все още не е ясно как точно ще бъде обявено решението. Дали ще стане на заседание на парламента на Каталуния, който да "анализира сегашната политическа ситуация". Но ако все пак парламентът на Каталуния обяви независимостта си на 23 октомври, той ще изпревари Сената на Испания, който на 27 октомври трябва да обсъди решение за преустановяване на автономния статут на областта. Но тогава резултатите от гласуването в Сената няма да имат никакво значение, тъй като Каталуния вече „де юре” ще се обяви за независима държава.

Това не е всичко. На 22 октомври италианските провинции Венеция и Ломбардия провеждат референдуми за предоставяне на по-голяма автономия. Напомняме, че това е инициатива на "Северната лига", а сега проектът се подкрепя от Силвио Берлускони и неговото движение "Напред, Италия!"

Административната област Емилия-Романя, разположена в центъра на Италия, също претендира за специални права.

Шотландия, Южен Тирол, Аландските острови, Фландрия, може би дори и Бавария, искат по-голяма независимост Както сочи наблюдателят на „Дойче веле” Бернд Ригерт, някои региони не се стремят към отделна държавност, а само към по-голяма автономия; но други, като Шотландия и Каталуния, искат да станат независими суверенни държави.

(рус.ез.)

Остановить европейский и постсоветский сепаратизм: миссия невозможна

В мире будет расти число непризнанных государств.

Глава Каталонии Карлес Пучдемон намерен 23 октября провозгласить независимость региона. Об этом со ссылкой на собственный источник сообщает мадридская газета El Confidencial. Отмечается, что пока неизвестно, каким именно образом будет объявлено о решении. Возможно, созовут заседание парламента Каталонии для «анализа текущей политической ситуации». Но если Каталония все же объявит о независимости 23 октября, то она опередит сенат Испании, который только 27 октября намерен рассмотреть постановление о приостановлении автономного статуса региона. И тогда результаты голосования в сенате не будут иметь никакого значения, поскольку Каталония уже де-юре объявит себя «независимым государством».

Безусловно, в ответ Мадрид может предпринять меры, предусмотренные 155-й статьей конституции страны: взять под контроль политические и административные учреждения региона, приостановить работу регионального правительства и распустить парламент, ввести чрезвычайное положение, указом объявить о кризисе национальной безопасности, возбудить ряд уголовных дел против лидеров Каталонии и так далее. Мы это к тому, что набор средств, направленных против упреждения сепаратистских тенденций, у испанской столицы обычный. Его уже использовали такие государства на постсоветском пространстве, как Азербайджан, Грузия, Молдавия, а теперь Украина. Все они утеряли контроль над частью своих теперь уже бывших территорий. Однако особенностью ситуации является то, что обозначенные постсоветские республики пытались и пытаются делать ставку на Евросоюз с целью добиться восстановления своей территориальной целостности.

Как считает Deutsche Welle, Каталония может стать «первым тревожным звонком для ЕС». Сегодня, 22 октября, итальянские провинции Венеция и Ломбардия проводят референдумы о предоставлении им большей автономии. Напомним, сначала с такой инициативой выступала «Лига севера», теперь проект стал поддерживать Сильвио Берлускони и его движение «Вперед, Италия!». О своих особых правах заявляет и итальянская административная область Эмилия-Романья, расположенная в центре страны. Жаждут большей независимости Шотландия, Южный Тироль, Аландские острова, Фландрия, быть может, даже Бавария. Как пишет обозреватель немецкой радиостанции Бернд Ригерт, некоторые регионы стремятся не к созданию отдельного государства, а всего лишь к большей автономии; другие же, как Шотландия и Каталония, хотят стать независимыми суверенными государствами. И не случайно, что ряд европейских политиков периодически выступают с предложением преобразования Европейского союза в «Европу регионов», разработки такой концепции существуют.

Если продолжать аналогию с так называемыми сепаратистскими движениями в Европе и на постсоветском пространстве, то тут очевиден определенный хронологический люфт. На постсоветском пространстве первая волна сепаратизма была вызвана националистической политикой Азербайджана, Молдавии, Грузии и Украины. Это территории, входившие в разные времена в разные геополитические пространства. Несмотря на пребывание в составе Российской империи, затем в СССР, они стали переживать опасную для своей новой государственности трансформацию при смене геополитических векторов, что неизбежно вело к этнонациональным и этноконфессиональным конфликтам. При этом в самих этих республиках не был завешен процесс формирования титульной нации.

Более того, как уже отмечало ИА REGNUM, потерявшие контроль над частью своих территорий постсоветские государства не пошли по пути широких демократических преобразований, повышения статуса и политического представительства меньшинств. Все это вылилось в авторитарные способы, даже силовые, урегулирования межнациональных конфликтов. В итоге в Азербайджане разыгрывается тюркская националистическая карта для укрепления собственной легитимности без учета интересов армян Нагорного Карабаха. Аналогичные процессы происходили и происходят в Грузии, Молдавии и Украине, где насаждение национального дискурса происходит за счет внедрения в массовое сознание мифов — примитивных схем противопоставления «своих» и «чужих». В этом принципиальное отличие постсоветского сепаратизма от европейского, хотя Европа также балансирует на уровне принятия силового сценария действий против своих сепаратистов. Что касается России, то в 1990-е годы ее тоже затронула волна регионального сепаратизма, которую удалось упредить.

Отметим еще один момент. Если сепаратизм на постсоветском пространстве почти открыто сопровождался и сопровождается действиями так называемого внешнего дезинтегратора, который находится в альянсе с местными политическими и экономическими элитами, то пока не ясно, как действует и действует ли такой дезинтегратор на европейском направлении. Или мы имеет дело с процессами объективного свойства, возникающими на стыке глобализации и регионализации. При этом нельзя исключать того, что сепаратизмы на постсоветском пространстве и в Европе, а также на Ближнем Востоке, начнут дрейфовать навстречу друг другу с собственным багажом интернационализированных конфликтов. В этой связи председатель Европейского совета Дональд Туск заявил, что происходящее «вызывает обеспокоенность», потому что «никакого пространства для посредничества, инициатив или международных действий со стороны институтов ЕС и стран-членов в урегулировании политического кризиса в Каталонии — и не только там — нет», кроме эмоций, мнений и оценок.

Формирующая новая геополитическая ситуация в Евросоюзе с проекций на некоторые страны постсоветского пространства нуждается в серьезном анализе. Пока приведем поверхностные выводы: в каждом государстве, где открыто проявляют себя сепаратистские движения, налицо кризис центрального управления. Центр — будь то Мадрид или столицы постсоветских республик, считающих себя «жертвами сепаратизма» — пропустили по разным причинам процесс формирования региональной национальной идентичности. Волна национального самоопределения, захлестнувшая всю Европу — от Испании до Донбасса, от Шотландии до Кавказа, набирает силу. Остановить ее только юридическими средствами теперь вряд ли удастся.


Стани приятел на Поглед.инфо във facebook и препоръчай на своите приятели