/Поглед.инфо/ Николай Викторович Стариков (роден през 1970 г.) е известен писател, публицист. Основател и идеологически лидер на обществената организация "Синдикат на руските граждани". Търговски директор на клона на "Първи канал" на руската телевизия в Санкт Петербург. Постоянен член на Изборскияклуб.

- Николай, очаква ли Русия нова революция?

- Бих преформулира въпроса - можем ли да се надяваме, а дори по-добре е да се гарантира отсъствието на каквито и да било сериозни социални катаклизми в близко и далечно бъдеще? В края на краищата, за да се случи революция, трябва да има много фактори, които да се обединят заедно. Има брилянтна формула за революционна ситуация, когато "върховете не могат, а низините не искат", но бих искал да кажа ннещо друго. Революцията най-напред изисква организация на революционери. В една Украйна тя е под формата на всякакви националистически организации. Революционерите могат да имат различни цветове, но те винаги са еднакво разрушителни.

Второто нещо, което трябва да е сигурно, е предателството. Предателство от страна на онези, които трябва да предотвратяват революционните прояви. В Украйна това се случи в пълна сила. И през 1917 г. целият февруари беше изтъкан от предателство. Що се отнася до октомври, и той не мина без него. Болшевиките определят дата за завземането на властта, създаден е Военен революционен комитет, който е незаконен орган, и който трябваше да събори Временното правителство. Но никой не го разпусна, при това Керенски се опита да разпръсне из целия Северозапад Трети кавалерийски корпус, командван от Краснов, и така го лишава от своята боеспособност. Какво е това? Истинско реално предателство.

- А сега кой може да предаде?

"Това, което ще кажа, няма да се хареса на либералите. Тъй като те обичат да го привеждат като комичен пример, но според мен това е много сериозно. Имаме много патриотичен и прост народ.

Имаме и много патриотичен президент. Но между народа и президента се намира един много по-малко патриотичен слой частично от чиновници, частично от бизнес- елита, "каймака на обществото". И в този смисъл нашата ситуация е уникална. На Запад носител на патриотизъм е именно елитът, който номинира държавния глава измежду своите представители. Той не се различава от този елит по отношение на патриотизма. Обикновените хора на Запад са много по-малко патриотични.

При нас всички обратно. Нашата "рискова зона" е точно елитът.

/рус.ез./

Куда приедет автобус

– Вы стоите за то, чтобы в России существовала единая идеология. В СССР она имелась – коммунистическая, но страна всё равно распалась.

– На мой взгляд, идеология должна быть, иначе мы превращаемся в корабль, который не знает, куда он плывёт. Или в автобус, который едет сразу по всем маршрутам. Очевидно, что он не достигнет конца ни одного из них, потому что пассажиры по дороге просто передерутся! Поскольку каждый из них, сидя в автобусе, считает, что он едет по своему маршруту. Примерно такую же ситуацию мы сегодня наблюдаем в обществе. У нас есть патриоты «красные», патриоты «белые», монархисты, либералы, люди каких-то ещё, может быть, патриотических оттенков… Но они никак не могут меж собой договориться, куда же наш государственный автобус должен ехать и даже куда он едет сейчас! Слава богу, что сегодня нам очень повезло с «водителем». А кто будет следующим? Кто будет через два поколения вести наш государственный «автобус»?

Система преемственности власти – это одно из самых слабых мест на протяжении всей нашей истории. Цари не умели передавать власть так, чтобы это не приводило к изменению курса. Генеральные секретари тоже не оставили нам какой-то методики этой передачи. Пожалуй, единственная удачная передача власти за очень долгий период нашей истории – это Путин – Медведев – Путин. Мы можем с вами надеяться, что наш национальный лидер станет основателем школы плавной и правильной, без потрясений, передачи власти.

– Вы говорите, что в СССР не умели передавать власть без потрясений. Отчего же тогда многие вспоминают советское время как лучшее в своей жизни? Даже молодёжь уже начинает говорить: а вот в Союзе…

– Ностальгия по советскому времени широко распространена в тех слоях населения, которые жили при СССР. Чем больше мы погружаемся в так называемый свободный рынок, тем больше нам хочется социальной справедливости, которую мы уже имели. Молодёжь это ощущает, потому что не видит чёткого, ясного будущего, где она может применить свои силы. Никто никому ничего не гарантирует. Люди старшего поколения, подходя к пенсионному возрасту, понимают, что в Союзе они чувствовали бы себя куда более уверенно и на ту пенсию, которую им выплачивали бы в СССР, можно было бы прекрасно жить. Вот, я помню, пенсия моей бабушки была 72 рубля, потом у нас был семейный праздник – 84 рубля. Затем она стала получать уже 120 рублей – потолок. Так что бабушка у нас была не только уважаемым членом семьи, но и вполне состоятельным. А сегодня бабушкам очень сложно быть состоятельными на их пенсию.

Партии и Собчак

– Впереди выборы президента. Мы сейчас видим, как в их преддверии оживились все политические силы – и старые, и в особенности новые. Есть ли у них шанс перейти в «высшую лигу»?

– Новые политические силы всё время пытаются организоваться, сформироваться, быть созданными и запущенными в большую политику. Другое дело, какая их ждёт судьба, но это зависит от многих факторов, в том числе от умения их руководителей, от конъюнктуры, от того «ветра истории», который они будут ловить в свои паруса. Если же говорить о политической ориентации, то в России левый фланг иногда так перемешан с правым флангом, что очень сложно давать характеристики политикам по критериям «левый – правый». На Западе, кстати, тоже. Всё смешалось в такой политический коктейль, что левого от правого отличить невозможно. Поэтому лучше говорить о названиях либо о фамилиях.

– Например, Сергей Удальцов и Алексей Навальный?

– Удальцов – достаточно интересная фигура с той точки зрения, что севший практически за государственную измену человек вышел из тюрьмы при… некоей даже симпатии к нему. Навальный – просто американский проект, которого, когда он дойдёт до определённой степени «готовности», его же кураторы его и убьют. Как они это сделали с Березовским и другими «революционерами», которые, мёртвые, приносят своим создателям больше пользы, чем живые.

– Теперь перейдём к партиям. КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия»?

– Коммунисты удивляют. К 100-летию Октябрьской революции КПРФ собиралась провести торжественный приём в одном из самых дорогих московских отелей под названием… «Ренессанс Москва Монарх центр». Настоящие коммунисты, что говорить. Не понимают, что это недопустимо и позорно. После этого, мне кажется, о КПРФ рассуждать бессмысленно.

ЛДПР – это политическая партия одного талантливого политического актёра. Вообще-то больше она похожа на ООО «Жириновский», нежели на реальную политическую партию, имеющую какие-либо политические взгляды. О «Справедливой России» нечего говорить вообще – нет такой партии. Её не получилось создать, её нет сегодня и в ближайшей перспективе её не будет уже и де-юре.

– Никто вам не нравится. Может быть, о Ксении Собчак что-то хорошее скажете? Всё-таки возможный будущий президент.

– Если вы каждый день будете разговаривать о Ксении Собчак, то волей-неволей кто-нибудь за неё проголосует. А если вообще не будете о ней говорить, то проголосует мало кто. Это просто реклама, так же, как и любого товара. Реклама построена на простом повторении. Ничего особо умного здесь не нужно. И человек определённым образом оказывается под влиянием той идеи, которая до него доносится рекламным роликом.

Кстати, о кандидатах в кандидаты на выборах президента – сейчас ещё дам десять заявят о том, что они будут собирать подписи. Вопрос только в том, сколько и кто реально их соберёт. В лучшем случае от десяти одна и останется, а то и ни одной. Поэтому обсуждать кандидатов в кандидаты, мне кажется, смысла нет. Все они красивые, умные и замечательные, а кто из них сможет собрать подписи и реально оказаться в бюллетене? Давайте потом и будем о них разговаривать.


Стани приятел на Поглед.инфо във facebook и препоръчай на своите приятели