/Поглед.инфо/ Руската отбранителна индустрия без преувеличение предизвиква все по-оживен интерес сред западните експерти.

Но впечатлявайки се от това, което чуха на 1 март и видяха на 9 май, те доста прозрачно намекват, че рублевата стойност на долара, заедно със санкционното давление, ще нарастват. Следователно, преоборудването на руските въоръжени сили и военно-промишлените програми ще остане до голяма степен декларации.

Доларизацията на всеки и всичко в Русия, при това от дълги години, поставя под въпрос осъществяването на всеки икономически план. Дори и лекото увеличение курса на основната резервна валута, както показва практиката, е в състояние задълго да консервира, ако не и да отмени от дневния ред, най-неотложните проекти. Да не говорим за несъстоятелността в този случай на стойностните, а следователно, и производствените параметри. В допълнение, реалността показва, че колкото по-остри са санкциите, толкова по-бързо пада платежоспособността на рублата спрямо долара и другите валути.

Не е ясно как сериозно може да се развиват федералните програми при абсолютната зависимост на руската икономика от долара, по-точно – от динамиката на световните цени на петрола?

Както е известно, курсът и цените се определят и регулират не само от руската Централна банка...

(рус.ез.)

Тормоза для «Арматы»

Российский ОПК вызывает без преувеличения все более живой интерес у западных экспертов. Но впечатляясь услышанным 1 марта и увиденным 9 мая, они весьма прозрачно намекают, что рублевая стоимость доллара вкупе с санкционным давлением будет расти. Потому переоснащение Вооруженных Сил РФ и военно-промышленные программы останутся по большей части декларациями.

Долларизация всего и вся в России, причем многолетняя, ставит под вопрос осуществление любого экономического плана. Даже незначительный рост курса основной резервной валюты, как показывает практика, способен надолго законсервировать, а то и вовсе снять с повестки дня самые насущные проекты. Не говоря уже о несостоятельности в этом случае стоимостных и, значит, производственных параметров. Вдобавок реалии показывают, что чем жестче санкции, тем быстрее падает платежеспособность рубля к доллару и другим инвалютам.

Непонятно, как можно всерьез разрабатывать федеральные программы (и в частности ГПВ) при абсолютной зависимости экономики России от курса доллара, точнее – от динамики мировых цен на нефть? Как известно, данные курс и цены определяются и регулируются отнюдь не российским Центробанком...

Поэтому неосуществленные или реализованные частично межотраслевые программы, и не только в гражданском секторе, сменяются не менее утопическими новыми, а еще чаще – информационно-прогнозными «дорожными картами», большинство которых по тем же причинам почти постоянно корректируют, дополняют, продлевают.

На финансовые факторы обращают внимание известные британские эксперты Ричард Коннолли и Матье Булег в их весьма претенциозном, если не оскорбительном для России исследовании «Российская армия больше лает, чем кусает», опубликованном в американском The National Interest 23 мая 2018 года. Пожалуй, главный вывод здесь в том, что долларовая зависимость рубля, уже традиционная, в растущей мере затрудняет реализацию наших ОПК-проектов. Потому и «больше лает»...

Напомним, что Коннолли и Булег – эксперты евразийских программ одного из ведущих аналитических центров Великобритании – Чатем-Хауса. А первый – еще и директор Центра российских, европейских и евразийских исследований Бирмингемского университета.

Так о чем речь? «На параде в честь Дня Победы в Москве по Красной площади провезли разведывательные дроны «Корсар», оснащенные средствами радиоэлектронной борьбы, робототехнический комплекс разминирования «Уран-6» и беспилотный танк «Уран-9». Также впервые над ней пролетели многоцелевые Су-57 и самолеты МиГ-31, оснащенные новыми гиперзвуковыми ракетами Х-47М2 «Кинжал». Это показало, что ждет российские Вооруженные Силы в связи с принятием новой Государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018–2027 годы. Ожидается, что ГПВ-2027 будет развивать успех, достигнутый в рамках предыдущей программы, и укрепит российские Вооруженные Силы».

Британские эксперты прогнозируют, что новая ГПВ «сосредоточится на повышении мобильности войск и их готовности к переброске, материально-техническом обеспечении армии, а также на укреплении систем командования и управления. Важную роль в этой программе будут играть современные системы ПВО, а также совершенствование потенциала сдерживания».

Приводятся подробности гособоронзаказа: «Он несомненно, будет сосредоточен на высокоточных управляемых боеприпасах, автономных системах, военной робототехнике и средствах радиоэлектронной борьбы. Все это определит будущее российского военного потенциала на 2020-е годы и далее».

Но такое будущее, по мнению экспертов, проблемно именно в плане финансирования. То есть «потребуются крупные регулярные капиталовложения». В то же время, по оценке Коннолли и Булега, «в РФ снижается качество военных исследований и разработок, внутри ВПК низкая производительность труда и слабые механизмы контроля качества». А в более широком контексте, «негативные последствия от санкций против оборонной промышленности РФ грозят помешать реализации ГПВ-2027». Потому «темпы вероятной российской модернизации не следует переоценивать».

Если конкретнее, «некоторые системы, такие как С-400 и «Искандер», будут поставляться в войска в значительных количествах. А более новые образцы вооружений, такие как семейство «Армата», истребители Су-57 и субмарины проекта «Ясень-М», вероятнее всего, будут поступать в войска малыми партиями. В результате Вооруженные Силы РФ будут вынуждены довольствоваться смесью из старой техники, модернизированных советских систем и ряда новых образцов».

И наконец, констатируется отсутствие надлежащего госрегулирования курса национальной валюты. Точнее, поддержания такого курса, который, повысив ее платежно-покупательскую способность, будет тем самым стимулировать развитие «оборонки», двойных отраслей да и всей производственной экономики.

Расклад обрисован весьма подробно: «На ГПВ-2027 суммарно выделено 19 триллионов рублей». Но эксперты подчеркивают: «Рубль-2018 стоит почти вдвое меньше, чем в 2010-м, когда прежняя ГПВ-2020 вступила в силу. Таким образом, в реальном финансовом выражении ГПВ-2027 далеко не так амбициозна, как программа-предшественница». Только если Россия «будет поддерживать годовые темпы экономического роста в два процента, государство сможет профинансировать новую Госпрограмму вооружения без чрезмерной нагрузки на госбюджет и экономику в целом». Но такой сценарий маловероятен, судя по «нынешним планам расходов федерального бюджета на 2018–2020 годы, согласно которым доля военных ассигнований в ВВП будет устойчиво сокращаться». Отсюда вывод: «Официальные заявления о военной модернизации и, в частности, о создании новых систем стратегического оружия могут поначалу вызвать тревогу. Но детальный анализ производственных возможностей России в оборонной сфере говорит о том, что реальные амбиции у Кремля намного скромнее».

Все под контролем доллара: «С учетом существующих экономических трудностей и стремления руководства избежать чрезмерных затрат на военное строительство в российском ВПК не может быть и речи о масштабном производстве, сопоставимом с гонкой вооружений. Москве пока еще очень далеко до того, чтобы одержать победу над более крупным и лучше оснащенным противником из ее весовой категории».

Пессимистичный для РФ эпилог не столь однозначен, как уверяют Коннолли и Булег. Но приходится согласиться с этими и многими другими экспертами в том, что без системной господдержки платежно-покупательского курса рубля едва ли возможна реализация каких бы то ни было экономических программ, включая оборонно-промышленные и двойного назначения. Все, что по силам правительству, – нарисовать отчетность, потребную к конкретному сроку.


Стани приятел на Поглед.инфо във facebook и препоръчай на своите приятели