/Поглед.инфо/ "Ударът срещу Сирия е предизвикан преди всичко от желанието да се покаже, да се докаже, че САЩ все още представляват нещо; след като методът на доказване явно го отнасят към негодните средства", каза за вестник ВЗГЛЯД бившият ни посланик във Вашингтон, сенаторът Сергей Кисляк. Според него, един от последните центрове на американския Истеблишмънт, с който руснаците все още могат да преговарят, колкото и да е странно, е Пентагонът.

Руското Външно министерство изрази загрижеността си в неделя, че новата надпревара във въоръжаването със САЩ, следва да се счита за "опасна реалност". Но Москва ще намери отговор на всеки опит за силов натиск от страна на Вашингтон, тъй като през тази година "военно-технологичната ситуация" вече се е променила в полза на Русия.

Това изявление бе направено от директора на Департамента по неразпространение и контрол над въоръженията към Министерството на външните работи на Руската федерация Владимир Ермаков, пред 26-та сесия на Съвета по външна и отбранителна политика, която се проведе в Подмосковието.

"Рано или късно нашите американски колеги ще трябва да преговарят с нас. И би било по-полезно за тях да го направя по-скоро, а не по-късно, тъй като военно-технологическата тежест на САЩ в глобалния баланс на силите, неизменно пада", каза дипломатът, цитиран от ТАСС.

(рус.ез.)

Кисляк назвал новый феномен, ухудшающий отношения России и США

«Удар по Сирии главным образом был вызван желанием показать, доказать, что США еще что-то значат. Хотя способ доказывания явно относится к негодным средствам», – заявил газете ВЗГЛЯД наш бывший посол в Вашингтоне, сенатор Сергей Кисляк. По его мнению, одним из последних центров силы внутри американского истеблишмента, с которым россияне еще могут договориться, как ни странно, стал Пентагон.

МИД России в воскресенье признал, что новую гонку вооружений с США следует считать «опасной реальностью». Но Москва найдет ответ на любую попытку силового давления со стороны Вашингтона, поскольку уже в этом году «военно-технологический расклад» поменялся в пользу России. С таким заявлением директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИДа Владимир Ермаков выступил на 26-й ассамблее Совета по внешней и оборонной политике, которая прошла в Подмосковье.

«Рано или поздно, но нашим американским коллегам придется с нами договариваться. Причем им, наверное, полезнее было бы это сделать рано, а не поздно, так как военно-технологический вес США в глобальном раскладе сил неизменно падает», – цитирует дипломата ТАСС.

Ермаков признал, что новые международные договоренности в области контроля над вооружениями в обозримом будущем вряд ли возможны. О том, можем ли мы еще поладить хоть с кем-то из американских политиков после недавнего удара по Сирии, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал наш бывший посол в Вашингтоне, первый зампред комитета Совета Федерации по международным делам Сергей Кисляк.

ВЗГЛЯД: Сергей Иванович, правда ли, что генералитет остался в правящих кругах в Америке единственной силой, с которой мы еще можем договариваться?

Сергей Кисляк: Единственной ли, не знаю. Но действительно серьезные опытные военные, занимающие высокие позиции, несколько более сдержанны и в планировании, и в оценках. Они более склонны договариваться с нашими военными профессионалами, чем безответственные политики, которые сейчас «разгоняют электричество» в отношениях с Россией, чем та крикливая часть американского бомонда, которая так вовлечена в антироссийскую кампанию. Генералы понимают, что им потом посылать своих ребят разгребать проблемы.

Вся политическая система в Штатах сейчас находится в перевозбужденном и крайне поляризованном состоянии. Это не значит, что отдельные люди не способны договариваться. Но если политическое руководство пойдет на договоренности, которые выполнять военным, то военные между собой договорятся легче.

ВЗГЛЯД: Как вы предполагаете, генералы неохотно выполнили приказ о бомбежке Сирии? Между угрозой Трампа прислать «умные ракеты» и самим ударом шеф Пентагона Мэттис успел заявить, что решение еще не принято. Это можно было расценить как желание потянуть время.

С.К.: Процесс принятия решения сейчас у американцев стал – не скажу, что менее собранным, – более прозрачным, чем раньше. Хорошо это или плохо, им решать.

Думаю, американские военные могут высказывать свою точку зрения, как и многие другие, но когда получают приказ от главкома, то они его стараются выполнить.

ВЗГЛЯД: А само поведение президента Трампа вас не удивило? То он решил уйти из Сирии, то через неделю решил ударить по Сирии.

С.К.: Я не настолько хорошо знаю президента США, чтобы говорить, свойственно ему это или нет. В последнее время в Америке немало заявлений и решений носят импульсивный характер. Так что меня это не удивило.

 Удар по Сирии главным образом был вызван желанием показать, доказать, что США еще что-то значат. Хотя способ доказывания явно относится к негодным средствам.

ВЗГЛЯД: А насколько охотно действовали союзники? Вот французы заявили об участии в нападении, хотя наш Генштаб факт участия французов отрицает. Может, они заявили, но не участвовали?

С.К.: Может, они летали, но не действовали, не знаю. Но это вторично. Если французы были в обойме, если они отправили самолеты и ракеты, то стреляли они или не стреляли, попали или не попали – это вторично. Это вопрос тактики.

ВЗГЛЯД: Способны ли военные профессионалы повлиять на позицию Трампа?

С.К.: Посмотрите: он начал распространять твиты, в которых говорит, что гонка вооружений – это плохо. Когда он только шел к власти, то окружение Трампа от его имени говорило: «А чо? Гонка вооружений – это хорошо. Мы ее выиграем».

Но в Америке теперь гонку вооружений, точнее «возгонку вооружений», подогревает не только ВПК, а ВПКК. То есть Конгресс США стал частью самого ВПК. Это новый феномен, который будет работать против любых договоренностей между нами и американцами.


Стани приятел на Поглед.инфо във facebook и препоръчай на своите приятели