/Поглед.инфо/ Хелмут Кол се оказа в центъра на вниманието на международната общност, когато се появи възможност Германия да се обедини. Той направи всичко възможно за страната си, но светът, който той спомогна да се създаде, не се оказа такъв, какъвто искаше да го види.

През последните години на живота си, прикованият към инвалидна количка Кол е огорчен от конфронтационния стил на неговата наследничка, включително и в отношенията с Русия. Той не спести критиките си срещу г-жа Меркел, заявявайки, че тя "ще унищожи неговата Европа".

(рус.ез.)

Незавершенное дело Гельмута Коля

Покойный канцлер Германии помог создать мир, который сбивал его с толку и который оказался не таким, каким он мечтал его видеть

Бывший канцлер Германии Гельмут Коль, который умер 16 июня в возрасте 87 лет, стал человеком, который покончил с немецкой историей. Он также стал тем человеком, который из-за своего идеализма заложил основы текущей конфронтации между Россией и Западом.

После встречи с Колем, который говорил на диалекте федеральной земли Рейнланд-Пфальц, Маргарет Тэтчер дала ему довольно емкую характеристику, сказав всего три слова: «Он — такой немец». Он был политиком местного уровня, активистом Христианско-демократического союза начиная с юношеских лет, но его авторитет пострадал в результате местного скандала вокруг неких резервных фондов. Однако в 1980-е годы он против своего желания попал в центр внимания международной общественности в связи с появившейся возможностью объединить Германию. Он сделал для своей страны все возможное, хотя, подобно многим политическим деятелям той эпохи, бурные события застигли его врасплох. Тот мир, который он помог создать, часто сбивал его с толку и оказался не таким, каким он мечтал его видеть.

10 ноября 1989 года президент США Джордж Буш-старший попросил Коля поделиться впечатлениями о том, что в тот момент происходило в Берлине, где стена больше не мешала людям пересекать границу. Коль сообщил следующее:

На КПП «Чарли» тысячи людей пересекают границу в обоих направлениях. Множество молодых людей приезжают к нам и наслаждаются нашим открытым образом жизни. Я думаю, сегодня вечером они отправятся домой.

Даже в тот момент, когда коммунизм уже окончательно сдал свои позиции, Коль думал о двух Германиях, о том, что востоку необходимо преобразовать себя, иначе лучшие люди уедут оттуда на запад. Но скоро стало окончательно ясно, что разрушающийся Советский Союз больше не может поддерживать Германскую Демократическую Республику.

Спустя год Коль вылетел в Москву, чтобы провести переговоры с последним советским лидером Михаилом Горбачевым по вопросу о том, может ли объединенная Германия стать членом Организации Североатлантического договора. Коль полагал, что Горбачев может потребовать, чтобы Германия сохранила нейтралитет, или настоять на денежной компенсации. Позже советники Коля называли самые разные суммы, которые Германия могла бы счесть приемлемой ценой — 50 или даже 80 миллиардов немецких марок. Как позже сказал сам Коль, даже 100 миллиардов марок было бы приемлемой ценой. Но результатом тех переговоров стало обещание Коля потратить около 300 миллионов марок на то, чтобы вернуть советских солдат из Германии в Россию и оказать финансовую помощь в строительстве жилья для них.

Уход российских военных был крайне важен для Коля. Советские солдаты изнасиловали его супругу Ханнелоре, когда ей было 12 лет. Поэтому она не могла встречаться с Горбачевым и вообще слышать русскую речь.

Необходимо было что-то сделать с историей. Как немецкий политик Коль сделал все возможное, чтобы ее похоронить. Он создал фонд помощи стремительно слабеющему Советскому Союзу, а затем, после его распада, обанкротившейся России. Он принял активное участие в переговорах, итогом которых в 1992 году стал Маастрихтский договор, позволивший снизить напряженность настолько, чтобы недавно воссоединенная Германия смогла войти в состав единой Европы. Согласно этому договору, немецкая марка прекращала свое существование. Германия просто начала все с чистого листа и зажила спокойной жизнью европейской провинции в тени Америки. Германия должна была раз и навсегда стать мирной страной.

Однако Коль не учел того воздействия, которое его попытки урегулировать конфликты холодной войны с Западом окажут на восточного гиганта.

Он никогда не доверял Горбачеву: он считал его убежденным коммунистом, который просто был вынужден прогнуться под давлением неблагоприятных обстоятельств. Однако Коль подружился с первым президентом России Борисом Ельциным — они даже ходили в баню вместе. Ельцин мечтал, что Европа примет Россию так же, как она приняла Германию. Во время неформальной встречи с президентом Франции Жаком Шираком и Колем в 1998 году Ельцин попытался обсудить с ними концепцию «Большой Европы», в том числе наземный транспортный коридор, который должен был связать Лондон с Москвой, и возможное движение к общему рынку труда. В своих мемуарах Ельцин написал, что во время той встречи Коль сказал:

Франция и Германия несут особую ответственность за политику ЕС и хотят сделать все, чтобы ни у кого — в мире или в Москве — не возникло впечатления, что происходящие в Европе процессы ведут к изоляции России.

Но Ельцин скоро понял, что европейцы не заинтересованы в интеграции России. Они просто хотели, чтобы он дал согласие на их проект. Именно эта упущенная возможность лежит в основе нынешних трений между Россией и Европой.

Президент России Владимир Путин несколько раз упоминал об обещании Запада не расширять НАТО дальше границ объединенной Германии. Считается, что то обещание — надо признать, весьма расплывчатое — дали Коль и его министр иностранных дел Ганс-Дитрих Геншер (Hans-Dietrich Genscher). Однако в действительности Германия не могла остановить расширение НАТО, и Коль не мог расширить границы Евросоюза, чтобы включить в его состав Россию. Тихая, постисторическая Германия, которую он строил, не занималась такими вещами. Коль не нес ответственность за то, что Запад отверг нищую, коррумпированную, грубую и наивную Россию Ельцина, однако его до сих пор обвиняют в невыполнении данного обещания.

В 1998 году — то есть в тот год, когда он встретился с Шираком и Ельциным — он проиграл на выборах социал-демократу Герхарду Шредеру (Gerhard Schroeder). Спустя год разразился скандал вокруг финансирования партии, и Коль покинул политику. Его протеже и ученица Ангела Меркель возглавила его партию и одержала победу над Шредером в 2005 году. В последние годы жизни Коля, прикованного к инвалидному креслу и уже с трудом говорившего, очень огорчал ее конфронтационный стиль, в том числе в отношениях с Россией. Он жаловался, что она «разрушает его Европу». В 2014 году бывший биограф Коля опубликовал книгу его интервью, в одном из которых он с некоторым пренебрежением рассказал о том, что на официальных приемах Меркель демонстрировала неумение пользоваться вилкой и ножом. (Два месяца назад Коль получил 1 миллион евро компенсации от автора этой книги: Коль не отрицал того, что он рассказывал подобные вещи, но он настаивал, что он не давал своего разрешения на публикацию этих подробностей.)

Действительно, при Ангеле Меркель история Германии возобновила свое течение, хотя самой Меркель, как и Колю, не слишком нравилась ее роль агента истории. Как бы то ни было, канцлера Германии все чаще воспринимают как лидера единой Европы — и эта роль окончательно за ним закрепится, после того как Соединенное Королевство покинет Евросоюз. Согласно результатам опроса, недавно проведенного центром Pew, большинство европейцев положительно относятся к Германии и доверяют Меркель, хотя большинство респондентов в Греции, Италии, Испании и Польше считают, что Германия пользуется слишком большим влиянием в Европе. Именно этого Коль изо всех сил пытался избежать. Не так давно он призывал европейцев, в частности немцев, не наказывать Соединенное Королевство за его решение покинуть Евросоюз.

Наследие Коля — мир и мягкая сила — до сих пор не утратило своего влияния. Однако, подобно Борису Ельцину до него, он не успел завершить множество дел. И я не могу не сожалеть об этом, хотя я понимаю, что это, возможно, несправедливо.


Стани приятел на Поглед.инфо във facebook и препоръчай на своите приятели