/Поглед.инфо/ Многополюсният свят като два борещи се съюза на центрове на силата и неутралните центрове на силата

За последните две десетилетия активно се дискутира темата за постепенния преход от еднополярния свят към новото му състояние, дефинирана като многополюсен свят. Въпреки факта, че отдавна се казва, че светът става многополюсен, виждаме, че досега не е така и ситуацията е напълно различна. Макар че коридорът на възможностите за Съединените щати е все още изключително голям, американският полюс се топи и нови стълбове на власт все още не могат да се формират.

Как се структурира всичко това, ще има ли война или няма да има война и ако това стане, какъв ще бъде нейният резултат? Да се предвиди и много по-малко научно предскажат точни отговори на такива въпроси е просто невъзможно. Но, ако война и други глобални сътресения няма да има, то може да се предположи, както прави Михаил Хазин, че в действителност възниква един многополюсен свят с откъснати един от друг геополитически агломерати, всеки от които ще има собствена регионална валута: южноазиатски (индийски), източноазиатски (китайски), европейски и т.н.

Но ние се интересуваме преди всичко от Русия. Сегашните руски лидери са на практика първите и единствените, с изключение на Чавес и М. Ахмадинеджад, които казаха, че вече не е възможно да живеят така, че сегашната система вече е мъртва и трябва да изградим нова. По този начин те се противопоставят на настоящата и загниваща политическа ситуация, като на практика предизвикаха масирана атака към себе си. Това е от една страна.

И от друга страна, днес Русия е икономически една от най-"политически коректните" държави. Руската финансова политика е дори патологически политически коректна спрямо Съединените щати. Всичко досега така е построено, тъй като от 1991 г. насам руската икономика е напълно свързана с американците, така че днес веднага да започнете да махате и разчупвате столове по този повод ще бъде неадекватно поведение. Според Путин Русия е балансирала всички видове зависимости от САЩ, с изключение на финансовата. Днес руската финансова система зависи много повече от долара, от която и да е друга голяма финансова система, може би с изключение на ислямските петролни производители.

Въпросът как да се изгради многополюсен свят става все по-належащ сега

/рус.ез./

Ещё со времён постепенного перехода от человекоподобных общин к человеческому обществу до Английской революции середины XVII-го века, начавшейся в 1640-ом году, в социосфере фактически доминировала именно Доктрина многополярного мира.

Хотя справедливости ради надо отметить, что эта доктрина имела реальное воплощение в виде Несправедливого многополярного мира с отдельными внутрицивилизационными изменяющимися гегемониями, да ещё и с периодически возникавшими войнами между отдельными цивилизациями (центрами силы) уже в Древнем мире (греко-персидские войны, походы Македонского, римское владычество) и Средневековье (халифатские завоевания, великое переселение народов, крестовые походы, норманнские завоевания, монголо-тюркские завоевания, сельджукское завоевание). Конечно же, с той некоторой оговоркой, что в предшествующий период истории Персидская империя(550-ый год – 330-ыйгод до н.э.), Римская империя (I век до н.э. – V век н.э.) и Монгольская империя(XIII – XIV вв.) распространяли свою власть практически на весь известный им мир, но не мир как таковой вообще. Лишь только Испанская империя(XV– XVII вв.) действительно приблизилась к тому состоянию, когда она могла считаться первым в истории мировым гегемоном некоего тогдашнего подобия Однополярного мира.

Постепенно данная доктрина плавно стала трансформироваться в недекларируемую Доктрину мировой гегемонии (или Доктрину доминирования мирового гегемона), предусматривающую периодическую смену самого гегемона, которая не была совсем мирной. Так, гегемония от Испании (вместе с Португалией, за которыми стоялаПапская область) после Англо-Испанской войны (1585-ый – 1604-ый годы) (сложного и многогранного конфликта, имевшего отголоски в событиях Нидерландской буржуазной революции, Религиозных (или гугенотских) войн во Франции и Девятилетней войны (или Тиронского восстания) в Ирландии) после Лондонского мирного договора (1604-го года) относительно плавно перешла к Нидерландам, от которых уже после Вестфальского мира (совокупности двух Мюнстерского и Оснабрюкского мирных соглашений 1648-го года) также относительно плавно перешла к Англии.

Можно с известной степенью точности говорить, что первым в истории мировым гегемоном в туэпохусталаПапская область, постепенно ставшая утрачивать на протяжении долгого периода времени собственную гегемонию. Её утрата означала завершение процесса отпочковывания от мирового католического проекта и победу над его центром – Папской областью– тогдашнего нового мирового проекта Христианская Реформация(или Новая Атлантида) во главе с англо-саксами (через промежуточное доминирование голландцев-реформатов).

До настоящего времени под Многополярным миром (многополюсным, мультиполярным миром) понимается политическая модель мироустройства, предполагающая наличие многих центров силы (политических, военных, экономических и культурных), сравнимых по своим возможностям и не стремящихся распространить своё влияние друг на друга путём насилия или обмана, в противоположность модели однополярного мира (один мировой гегемон) или биполярного мира (два мировых центра, находящихся в жёстком противостоянии).

I. Многополярность иногда отличают от простой многоцентричности, которая была характерна для политической истории человечества вплоть до новейшего времени.Первое отличие – в глобальном характере модели, при котором малых независимых центров практически уже не остаётся (все в той или иной степени встроены в ту или иную цивилизацию), второе отличие – во взаимосвязи, взаимодействии и взаимной доброй воле разных полюсов силы: все признают разграничение существующих цивилизационных зон и не вмешиваются в чужие дела без согласия на это; при этом идёт взаимовыгодное экономическое и культурное сотрудничество.

Второе отличие более проблематично и вообще спорно с практической точки зрения, возможно, что его реализация займёт очень длительный период времени или же будет происходить без доброй воли каких-то из полюсов силы, и об этом не стоит забывать.

Многополярный мир представляет собой более справедливую и гармоничную концепцию мироустройства по сравнению с однополярным или биполярным: исключается доминирование одной – двух держав над всем миром, снижается опасность глобальной войны или локальных войн за удержание мировой гегемонии, сохраняется в определенной степени возможность внешнеполитического выбора и здоровой конкуренции между цивилизациями. Менее прозрачным и более проблематичным выглядит сам качественный характер фазового перехода от Однополярного мира к Многополярномумиру.

Сегодняшняя международная действительность пока крайне далека от той идиллии, которая описывается идеологами Многополярного мира, являющихся скорее политическими романтиками, нежели представителями оформившегося субъекта разворачивающегося нового глобального проекта. Устойчивое развитие Многополярного мира, да и не только развитие, но само его формирование пока не выстраивается, как бы того не желали концептуалисты и теоретики международных отношений. Хочется понять, не станет ли Доктрина многополярного мира всего лишь непретворённой в жизнь утопической теорией, или же всё-таки действительно возможен Многополярный мир как новый глобальный проект, альтернативный (и уже в силу этого факта – антагонистически противостоящий) другому новому глобальному проекту Мировая глобализация, с имманентными для последнего парадоксом глобализации (или трилеммой глобализации, предполагающей наличие конфликта между демократией, экономической глобализацией и неограниченной автономией или суверенитетом государств) и невозможной троицей (или трилеммой международных финансов, предполагающей невозможность одновременного достижения фиксированного обменного курса, свободного движения капитала и независимой денежной политики).

II. Впервые некое искажённое подобие глобального многополярного или многоцентричного мира сформировалось на Земле к концу XIX– началу XX вв.: практически все населённые территории мира стали либо независимыми государствами, либо колониями европейских держав или США. Однако о справедливости и гармоничности такого мироустройства говорить не приходилось: западные державы невозбранно эксплуатировали свои колонии, при этом формально независимые страны Азии, Латинской Америки и Африки находились в жёсткой экономической зависимости от Запада, а в Российской Империи внешние и внутренние агенты всячески разжигали революционные настроения с целью развалить единое государство. Между самими европейскими государствами также шла жёсткая политическая и экономическая схватка. В 1914-ом – 1918-ом годах, вскоре после того, как завершился раздел колоний и внешних рынков, западные государства, США и Россия столкнулись в Первой мировой войне, за которой последовали революции и развал Российской, Германской, Австро-Венгерской и Османской империй. Но мир по результатам этой войны более справедливым не стал, а спустя пару десятилетий произошла Вторая мировая война (1939-ый – 1945-ый годы), в ходе которой Третий Рейх и Японская империя пытались в союзе реализовать собственные имперские проекты (ВеликогерманскогоРейха и Восточноазиатской Сферы Сопроцветания) по переделу мира и стать, таким образом, дуумвиратом новой мировой гегемонии, оспорив фактически Однополярный мир, созданный победившей в Первой мировой войне Антантой. Необходимо отметить, что германский фашизм-реваншизм был вызван именно несправедливостью существовавшей тогда мировой системы.

После падения Третьего Рейха и японского великодержавия и отхождения от Британии почти всех её колоний и некоторых доминионов установился Биполярный (или Двухполюсный) мир– главными мировыми державами стали США и СССР, возглавившие, соответственно, коммунистический и капиталистический лагеря государств. Большинство прочих государств охотно или вынужденно присоединялись к одному из этих двух лагерей, а государства, вошедшие в так называемое «Движение неприсоединения», особой роли не играли.

Однако постепенно на мировой карте начали появляться новые центры силы. В результате произошедшей в Китае коммунистической революции, а затем и советско-китайского раскола КНР не только отделилась от советского лагеря, но и не примкнула к коллективному Западу. Постепенно начала набирать силу и самостоятельность Индия, имеющая теперь, как и КНР, более чем миллиардное население, превосходящее по размеру население коллективного Запада. Ряд крупных исламских государств, прежде всего – Иран, начали пытаться проводить независимую политику. Также возросла роль и самостоятельность ряда латиноамериканских государств, прежде всего – Бразилии, хотя США всячески этому препятствовали путём устройства военных переворотов в государствах Латинской Америки. После развала СССР, объединения Германии и вступления в Европейский Союз большей части восточноевропейских государствпоследний начал претендовать на роль самостоятельного игрока, чему, однако, активно стали противиться США, пытаясь сохранить своё доминирование в Европе.

На какое-то время после краха СССР в 1990-е годы в мире создалось впечатление полного, если не политического, то экономического и культурного доминирования коллективного Запада во главе с США. Именно эту ситуацию охарактеризовали как Однополярный мир. Американский философ Фрэнсис Фукуяма даже написал по этому поводу книгу «Конец истории», в которой провозгласил, что распространение либеральных демократий во всём мире станет концом эволюции человечества и формой общечеловеческого правительства. Однако Фукуяма ошибся, что сам частично и признал спустя 20 лет.

США не слишком хорошо распорядились доставшейся им позицией единственной сильнейшей державы в мире: они продолжили свои военные карательные операции в неугодных им государствах (в том числе, под ложными предлогами), с новой силой начали развязывать цветные революции по всему миру, вместо равноправного сотрудничества сделали ставку на финансово-экономическую эксплуатацию и развал России, а затем, с приходом к власти В. Путина, – на политическую конфронтацию с Россией, а также с КНР и рядом других государств. Современные долларовая, финансовая и биржевая системы позволяют США в определённой степени манипулировать процессами в мировой экономике, в частности, формированием цен на нефть или, осуществляя финансовые спекулятивные атаки на валюты неугодных государств, способствовать девальвации национальных валют даже в отсутствие фундаментальных факторов для снижения их курса. Двойные стандарты коллективного Запада и беззастенчивая ложь западных СМИ также подорвали доверие к американскому лидерству. Всё это происходит в условиях усиливающегося так называемого «мирового экономического кризиса», вызванного и спровоцированного в первую очередь проблемами в экономике США и других государств коллективного Запада, обременённых неподъёмными долгами и крупными объёмами необеспеченных реальными активами денег и ценных бумаг.

По словам лауреата Нобелевской премии Джозефа Стиглица, международные финансовые, экономические, налоговые и другие институты нуждаются в реформах с учётом возросшей роли развивающихся государств в мировой экономике, однако развитые государства во главе с США препятствуют этому.

Параллельно с этими процессами также сформировался и так называемый «международный терроризм». Участники международных совещаний и конференции по глобальной безопасности безадресно взывают к необходимости противодействия и борьбы с «международным терроризмом», но данные призывы могли бы возыметь хоть какое-то действие, только в случае, если бы был назван или, по крайней мере, известен его субъект.

До настоящего времени не сформировалась единая общепризнанная позиция относительно ответа на вопрос о том, чем является «международный терроризм»:

1) криптоактором, действующим в интересах нового глобального проекта Мировая глобализация (или действующим ещё и в интересах другого центра силы (или даже нескольких других центров силы));

2)криптоактором, не действующим в интересах нового глобального проекта Мировая глобализация, но действующим в интересах другого центра силы (или даже нескольких других центров силы);

3) конгломератом нескольких криптоакторов, каждый из которых действует в интересах того или другого центра силы (или даже тех или других центров силы) или (или даже и)– в интересах нового глобального проекта Мировая глобализация;

4)самостоятельным глобальным криптопроектом (например, фашистским).

III. В настоящее время произошло второе издание некоего искажённого подобия глобального многополярного или многоцентричного мира конца XIX– начала XX вв. Что же может быть дальше?

Вопреки многочисленным попыткам по структуризации и оформлению, предпринятым за последние два десятилетия, современную теорию многополярности нельзя считать ни полноценной, ни всесторонне разработанной. Во-первых, несмотря на регулярные упоминания о многополярности в официальных международных документах, единая и общепризнанная трактовка данного понятия так и не сформировалась. Во-вторых, неопределёнными остаются основные характеристики многополярного мироустройства, пути его построения и т.д., что, тем не менее, не позволяет отрицать теорию многополярности как таковую. То есть, Доктрина многополярного мира так пока и остаётся недостаточно проработанной теорией, а не сформировавшимся концептуально и ресурсно новым глобальным проектом. Будучи логическим продолжением развития реалистической теории полярности, прошедшей через стадии «классической многополярности» начала XX века, биполярного противостояния «холодной войны» и однополярного мироустройства после начала 1990-х годов, современная теория многополярности также находится в процессе своего становления, исход которого важен как с практической, так и с теоретической точек зрения. На сегодняшний день, вклад в развитие теории многополярного мира внесла целая плеяда исследователей, среди которых американские аналитики Дэвид Кампф, Роберт Купер и Дилип Хиро, историк Пол Кеннеди, политолог Сэмюэл Хантингтон, социолог Иммануил Валлерстайн, проанализировавшие ряд трактовок теории многополярности.

В своих работах большинство вышеприведённых исследователей апеллирует к классической (реалистической) «полярности» в международных отношениях, рассматриваемой как  «распределение среди членов системы государств военных, экономических и других способностей ведения войны». Следовательно, когда такие «способности» концентрируются в равных пропорциях в нескольких странах, система международных отношений преобразуется в многополярную. Особенно явно «параллельный перенос» данного подхода на современную теорию многополярности демонстрирует Т.А. Шаклеина, определяя полярность в качестве «формальных фиксаций распределения совокупной власти и национальной мощи в мире». Однако, современное понятие многополярности отнюдь не должно ограничиваться исключительно распределением военно-экономического влияния, оставляя место для цивилизационного, информационного, идеологического доминирования. Здесь и возникают два термина: «многосторонность» («multilateralism») и «многоцентричность» («polycentricworld»), которые в отечественных источниках, включая официальные, рассматриваются в качестве синонимов «многополярности», тогда как в действительности являются отражениями двух противоположных подходов к её трактовке. Многоцентричность выражает реалистическую парадигму, предполагающую преимущественно политико-экономический характер доминирования, а многосторонность – либеральную (и, соответственно, цивилизационную, идеологическую и информационную гегемонию полюсов). Однако, на практике, между полюсами многосторонного и многоцентричного мира нет существенных качественных различий: цивилизационный лидер макрорегиона нередко становится таковым в силу объективных экономических причин, а его стремление к расширению сферы влияния и продвижению своих интересов неизбежно приводит к трансформации в геополитический центр силы. Таким образом, различия отражаются на количестве выделяемых полюсов: если для многоцентричности характерны системы из двух-десяти центров силы, то многосторонность готова рассматривать всё множество региональных полюсов, не выходящих на глобальный уровень доминирования, однако достаточно сильных для проведения независимой политики в рамках международных организаций (Индонезия, Пакистан, Нигерия, Бангладеш, Мексика, Япония, Эфиопия, Филиппины, Египет, Вьетнам, Турция, ДРК, Таиланд, Танзания, Мьянма, Республика Корея).

IV. Но устраивают ли политическое руководство России те подходы, которые предлагают американские аналитики по продвижению нового глобального проекта, каковым может стать Многополярный мир?

В последние годы даже появились неологизмы Pax Sinica (с лат. – «китайский мир»), Китайский век, обозначающие период роста китайского политического и экономического влияния, начиная с конца XX-го века (деятельность Дэн Сяопина, доктрина мирного подъёма Китая (или «China'speacefulrise»)), и особенно становление Китая как сверхдержавы в XXI-ом веке. Растущее значение КНР в международных отношениях («мягкая сила») характеризуется провозглашением курса на переход от доллара к другим резервным валютам (в частности, к юаню), началом формирования Многополярного мира, повсеместным ростом интереса к китайскому языку, китайской культуре, китайским традициям ит.п. Высказываются предположения, что Pax Sinica в настоящее время постепенно приходит на смену Pax Americana.

Что же получается, один вариант Однополярного мирас одним центром может быть заменён на другой вариант Однополярного мира с другим центром, подобно тому, как когда-то мировойпроект Христианская Реформация (или Новая Атлантида) отнял пальму первенства у Католического мирового проекта? Или в будущем возможен новый Биполярный мир, в котором будут противостоять друг другу Pax Americana и Pax Sinica?

Кроме того, возникает и такой нетривиальный вопрос: совпадают ли мировой проект Pax Americana и новый глобальный проект Мировая глобализация? Или всё-таки мы пока сами до конца ещё не определились, зачастую всё же путая нынешнее почти безусловное могущество США как центра силы с новым глобальным проектом Мировая глобализация как подлинным сегодняшним состоянием Однополярного мира?

V. В 2009 году возникла новая международная организация – БРИК (с 2011 года – БРИКС). Данную международную организацию можно назвать инкубатором и акселератором новых центров силы, деятельность которой способствует формированию нового глобального проекта, каковым может стать Многополярный мир.

По итогам первого форума БРИК, состоявшегося 16 июня 2009 года, было принято Совместное заявление лидеров стран БРИК, положительно отразившееся и на формировании общей для «четвёрки» концепции многополярного мироустройства. Лидеры России, КНР, Индии и Бразилии, собравшиеся по итогам мирового кризиса, отчасти изменившего баланс сил в их пользу, смогли оформить свою позицию более отчётливо. В п. 12 Совместного заявления указывалось: «мы подчёркиваем нашу позицию в пользу более демократического и справедливого многополярного миропорядка, основанного на верховенстве международного права, равноправии, взаимном уважении, сотрудничестве, скоординированных действиях и коллективном принятии решений всеми государствами». Важно отметить, что в данном пункте многополярный мир («multi-polarworld»)  трактуется как возможность принятия решений всеми государствами, противореча, тем самым, классическому реалистическому определению многополярности – миропорядку, где глобальная политика определяется несколькими центрами экономического, политического и цивилизационного влияния. Таким образом, в терминологии БРИК-БРИКС, многополярность фактически приравнивается к многосторонности, что, тем не менее, отнюдь не означает принятия подобной трактовки всеми странами-участницами.

Многочисленные несоответствия терминологического характера, имеющие место в совместных документах «пятёрки», подталкивают к вопросу о различиях в трактовках теории многополярности на государственно-цивилизационном уровне. Следует отметить, что именно эти особенности государственно-цивилизационного восприятия определяют реальную дипломатическую практику и, как следствие, негативным образом сказываются на дальнейших перспективах развития как клуба БРИКС, так и процессах формирования и оформления контуров субъекта нового глобального проекта, каковым может стать Многополярный мир.

Рассматривая «пятёрку» в целом, можно выделить две основные позиции, первая из которых представляет собой классическую многоцентричность, построенную на останках идеологем «холодной войны», а вторая – многосторонность, более адаптированную под реалии современного глобализирующегося мира. Наиболее ярким представителем первой концепции является Россия, традиционно воспринимающая себя в качестве одного из ключевых международных центров силы, являющегося также «выразителем интересов всего незападного мира».

Американоцентричная система несправедлива и, следовательно, неустойчива. При столкновении институтов коллективного Запада с институтами БРИКС будут выигрывать институты БРИКС: как более адекватно отражающие реальный расклад сил.

Естественно, США такое положение вещей жутко не нравится. В результате, проводятся массированные информационные атаки с целью объявить проект БРИКС неконкурентоспособным или «мёртвым», и посеять панику среди тех, кто инвестируют в БРИКС, причём основываются такие атаки, как всегда, на узких, легко переворачиваемых фактах и тенденциозных мнениях западных аналитиков.

VI. Новый Многополярный мир, будучи построен на принципах справедливости, уже по этой причине станет куда как устойчивее американоцентричного Однополярного мира. При этом весьма отрадно то обстоятельство, что Россия не только входит в БРИКС, но и является (наравне с КНР) одним из двух лидеров этой организации. Тысячелетняя история нашегогосударства доказывает, что Россия сумеет справиться с принятой ответственностью наилучшим образом. Кроме того, в Евразии возник политический блок ШОС, а в Латинской Америке– союз УНАСУР, являющиеся региональными организациями без присутствия в них США.

Формированию Многополярного мира активно противятся США и, в целом – англосаксы, так как это бьёт по их привилегированному экономическому и политическому положению в мире. Ограничение влияния на внешние рынки за пределами Северной Америки, дедолларизация мировой торговли и переход крупнейших стран на торговлю с использованием макрорегиональных валют – всё это создаёт почву для экономического краха США, Соединённого Королевства, а также ряда других государств коллективного Запада, погрязших в непомерных долгах и чрезмерно раздувших финансовый сектор своей экономики, оторвав его от реального производства.

4 июня 2015 года по данным WikiLeaks стало известно, что США, Европейский Союз и ВТО тайно сговариваются против БРИКС.

VII. Надо признать, что любые процессы в современном мире не происходят стихийно, они разворачиваются как глобальные, большие или малые проекты, за каждым из которых имеется свой субъект.

В начале 1990-ых годов полное, если не политическое, то экономическое и культурное доминирование коллективного Запада во главе с США было охарактеризовано как Однополярный мир. Вместе с тем, правильнее было бы назвать то состояние международных отношений и мировой политики, в каковом пребывал тогдашний мир, как разворачивание по тем временам нового глобального проекта Мировая глобализация, осуществление которого со сменой Биполярного мира только и стало объективно и субъективно возможным исключительно после капитуляции позднесоветских элит (перед элитами своих мировых конкурентов), из-заспровоцированного извне их раскола с последующим включениемнекоторых их фрагментов в субъект нового глобального проекта Мировая глобализация. А эти элиты мировых конкурентов позднесоветских элит и составили подлинный субъект, который стоялза разворачиванием по тем временам нового глобального проекта Мировая глобализация. Не стоит упрощать всю картину этого процесса, сводяэтот субъект исключительно только лишь к элитам США (и даже шире – элитам государств коллективного Запада), чтоявляется в корне неверным.

Да и само пониманиеколлективного Запада как субъекта Мировой глобализации также неверно. К началу 1990-ых годов сложилась мировая мозаика элит отдельных государств мира, которые также имеют неоднородную структуру в каждом из них. Из этой мозаики возникла глобальная элита Однополярного мира (или транснациональная элита) как глобальный правящий класс со своими интересами (идеологическими, политическими, военными, экономическими, финансовыми, отраслевыми, региональными, культурными, религиозно-конфессиональными, этно-национальными, клубными и так далее), осуществляющий свою глобальную власть во многом неочевидным для большинства населения Земли образом без учёта существующих государственных границ и культурно-цивилизационных различий населения. К 1991-го году под эгидой отдельных элитных групп англо-саксовбыл сформирован пул транснациональной элиты, с «представительствами» сетевого характера в наиболее влиятельных в той или иной сфере государствах. Устройство этого пула в чём-то напоминает структуру управления одной отдельно взятой транснациональной корпорации, но гораздо сложнее. Этот пул транснациональной элиты и явился тем самым субъектом по тем временам нового глобального проекта Мировой глобализации. Этот субъект имеет свои развёрнутые филиальные сети и в Российской Федерации, и в КНР, и в Индии, и в постсоветских и постсоциалистических государствах, и в ряде арабских государств, и уж, безусловно, опирается на истеблишмент государств коллективного Запада, к каковому относятся правящие элиты традиционныхгосударств Западной цивилизации (государств Западной Европы, США, Канады, Австралии, Новой Зеландии и с некоторыми оговорками – ЮАР, Израиля, Японии, Республики Корея).

А какие элитные силы составляют субъект пока ещё допустимого или возможного Многополярного мира как нового глобального проекта? Или кто-то считает, что Многополярный мир без какого-либо антагонизма с существующим и уже во многом по-настоящему развёрнутым глобальным проектом Мировая глобализация сам собой установится без серьёзнейшей проработки как доктрины и концепции нового глобального проекта Многополярный мир, так и без сформированного нового элитного субъекта этого проекта (а не ситуативного конгломерата элит) в лице грамотно отстроенных и согласованно действующих элитных группразличных государств мира с разработанной стратегией действий самого этого субъекта? Ведь ни один проект не может быть развёрнут сам собой, без субъекта, который его бы продвигал и реализовывал.

Сэмюэл Хантингтон, автор концепции этнокультурного разделения цивилизаций, обнародованной им в статье «Столкновение цивилизаций?», опубликованной в 1993 году в американском политологическом журнале «Форин афферс» (1993 год), и в историко-философском трактате «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка» (1996 год), обосновал идею Многополярного мира. В этой теории им постулирована модель, в которой существует несколько центров принятия глобальных решений в поле международных отношений, и этими центрами являются соответствующие цивилизации.

Он выделил следующие полюсамногополярного мира, всякий раз увязывая их с цивилизациями как большими конгломератами государств, обладающих какими-либо общими определяющими признаками (культура, язык, религия и т. д.):

1) Западная цивилизация;

2) Православная (евразийская) цивилизация;

3) Исламская цивилизация;

4) Индуистская цивилизация;

5) Китайская (конфуцианская) цивилизация;

6) Японская цивилизация;

и три потенциальные цивилизации:

7) Латиноамериканская цивилизация;

8) Буддистская цивилизация;

9) Африканская цивилизация.

С. Хантингтон не учитывал социально-экономический фактор, пытаясь свести всё к «культурным различиям» и упрощал политическую картину мира, деля его на «добрую» (западную) и «злую» (незападную, прежде всего – исламскую) составляющие. В концепцию С. Хантигтона при этом не укладывалось противостояние Ирака и Ирана, Египта и Сирии, или Ирана и Саудовской Аравии. Неясно, каким образом мусульманские страны должны демонстрировать единство? Успех концепции С. Хантингтона объяснялся тем, что она возвращала Западу идентичность. Цивилизационная теория С. Хантингтона не поддерживается и опровергается в западной академической литературе, хотя распространена в общественном дискурсе.

Отечественные учёные пытаются выявить полное число актуальных мировых проектов, сложившихся за последние 400 лет эпохи индустриального общества. Если в 2004 году таковых выявлялось всего шесть, а именно:

1) Собственно американский (США) мировой проектPax Americana;

2) мировой проект Европейский Союз;

3) Русский мировой проект;

4) Китайский мировой проект Pax Sinica;

5) мировой проект Вечное царство Израилево;

6)Исламский мировой проект.

Кроме того, просматривалось проявление ещё трёх мировых проектов, находившихся в стадии «эмбрионального формирования», а именно:

1) Латиноамериканский мировой проект Pax Latina (Latinus orbis terrarum);

2) Индийский мировой проект;

3) Африканский мировой проект;

а также ещё два потенциальных мировых проекта:

4) Японский мировой проект Pax Shintica (Shinto mundi);

5) Буддийский мировой проект.

Однако в настоящее время выявляется всего уже девять мировых проектов. Их концептуальным основанием выступают вероучительные догматы о смыслах бытия: поглощение сознания чувством или влечения «сердца», общие для разных народов. Перечислим эти мировые проекты:

1) Новый Халифат суннитов;

2) светская Объединенная Европа;

3)Новый Вавилон белых англосаксонских протестантов;

4)Вечное царство Израилево;

5)Католическая империя Ватикана;

6)Срединная империя китайцев;

7)Имамат шиитов;

8)Царство Правды – Евразийский союз;

9) глобальный проект Мировая глобализация.

Последний из названных, но не по значимости проектов представляет собой процесс изменения структуры мирового хозяйства, понимаемого как совокупность национальных хозяйств, связанных друг с другом системой международного разделения труда, экономических и политических отношений, путём включения в мировой рынок и тесного переплетения экономики на основе транснационализации и регионализации. На этой базе происходит формирование единой мировой сетевой рыночной экономики – геоэкономикии её инфраструктуры, разрушения национального суверенитета государств, являвшихся главными действующими лицами международных отношений на протяжении многих веков. Процесс глобализации есть следствие эволюции государственно оформленных рыночных систем.

Основным следствием этого является мировое разделение труда, миграция (и, как правило, концентрация) в масштабах всей планеты капитала, рабочей силы, производственных ресурсов, стандартизации законодательства, экономических и технологических процессов, а также сближение и слияние культур разных стран. Это объективный процесс, который носит системный характер, то есть охватывает все сферы жизни общества. В результате глобализации мир становится более связанным и более зависимым от всех его субъектов. Происходит как увеличение количества общих для группы государств проблем, так и расширение числа и типов интегрирующихся субъектов.

Идеологией глобального проекта Мировая глобализация выступает неолиберализм в международных отношениях, который не тождественен неолиберализму в экономической теории, – они относятся к разным областям общественных наук, хотя имеют общие черты, например, использование схожей методологии (теория игр и другие). Теоретические основания неолиберализма связаны с монетаризмом. Кроме того, их ведущая идея может быть сформулирована следующим образом: интенсификация и всемирное распространение свободного рынка, как экстенсивно – в международном масштабе, так и интенсивно – на все сферы жизни общества. Таким образом, неолиберализм проявляет принципиальное родство с глобализацией, особенно в экономической сфере. Проникая в мировую экономику, свободный международный рынок начинает влиять прямым образом на международные отношения – крайне сильно возрастает роль транснациональных корпораций. В этих условиях государственные интересы начинают играть уже не такую важную итемболее не первостепенную роль.

Вместе с тем, глобальному проекту Мировая глобализация, как уже говорилось выше, присущи имманентные для него парадокс глобализации (или трилемма глобализации, предполагающая наличие конфликта между демократией, экономической глобализацией и неограниченной автономией или суверенитетом государств) и невозможная троица (или трилемма международных финансов, предполагающая невозможность одновременного достижения фиксированного обменного курса, свободного движения капитала и независимой денежной политики).

Эти парадоксы глобального проекта Мировая глобализация выявляют объективные предпосылки для возникновения альтернативной Доктрины многополярного мира, что предопределяет появление объективных условий возможности разворачивания Многополярного мира как нового глобального проекта, альтернативного (и уже в силу этого факта – антагонистически противостоящего) глобальному проекту Мировая глобализация. Однако  отсутствие субъективных условий возможности разворачивания Многополярного мира не позволяет реализоваться ему как новому глобальному проекту на практике.

Формирование субъекта нового глобального проекта Многополярный мир станет субъективным условием возможности разворачивания самого нового глобального проекта Многополярный мир. Этим субъектом должна стать новая элита этого проекта (а не ситуативный конгломерат элит) в лице грамотно отстроенных и согласованно действующих элитных групп различных государств мира, что практически предопределит появление Многополярного мира как будущей неизбежности, возникающей в результате трансформации промежуточной Новой биполярной мировой системы, состоящей из двухпротивостоящихдруг другу союзов центров силы (мировых проектов) и нейтральных (неприсоединившихся) мировых центров силы (мировых проектов).

Объективно действующий закон неравномерности развития различных социумов, проверенный на протяжении всей истории существования человеческого общества способен внести лишь некоторые корректировки в такую Стратегию фазового перехода от Однополярного мира, или глобального проекта Мировая глобализация, через Новую биполярную мировую систему, состоящую из двух противостоящих друг другу союзов центров силы (мировых проектов) и нейтральных (неприсоединившихся) мировых центров силы (мировых проектов), в новый глобальный проект Многополярный мир, которые могут даже несколько ускорить процесс завершения фазового перехода.


Стани приятел на Поглед.инфо във facebook и препоръчай на своите приятели