/Поглед.инфо/ В четвъртък, след масирана подготовка под формата на хиляди телевизионни съобщения, се проведе годишната голяма пресконференция на Владимир Путин. Поради коронавируса тя премина през видеоконференции с директни линии.

Путин беше в резиденцията си в Ново-Огарево, журналисти от федерални и чуждестранни медии традиционно се събираха в Московския световен търговски център, представители на регионалните медии задаваха въпроси от специално оборудвани пространства в Санкт Петербург, Нижни Новгород, Новосибирск, Екатеринбург, Владивосток, Тула, Ростов- на Дон и Ставропол. Излъчването беше проведено от телевизионни канали "Русия 1", "Русия 24", Първи канал, НТВ, "Мир", радиостанции "Маяк", "Вести FM" и "Радио Россия", най-големите информационни агенции.

Продължаваме на руски език, тъй като материалът е доста дълъг, за което молим да ни извините!?

"Мы сегодня проводим традиционную завершающую пресс-конференцию этого года. Но, поскольку ковидные условия не дали нам возможности провести открытую линию, то мои коллеги постарались совместить одно и второе мероприятие, сделать вместе, хотя бы с элементами «Прямой линии», с тем чтобы можно было с гражданами напрямую пообщаться, поговорить, послушать их мнение о том, что в стране происходит, послушать их предложения о том, что и как нужно было бы сделать дополнительно, для того чтобы вопросы, которые у нас стоят, задачи, которые мы должны решать, решались бы лучшим образом, эффективнее", - начал Путин. "Для меня, хочу подчеркнуть, мероприятия подобного рода не являются формальными, я придаю им большое значение. При всём том, что, конечно, у меня огромный поток информации о том, что происходит в стране, и он по разным каналам ко мне поступает, но нет ничего более ценного, чем прямое общение с нашими людьми, с гражданами Российской Федерации, нет ничего более ценного, чем услышать их мнение по поводу того, как и чем мы живём и, повторяю ещё раз, что нам нужно сделать для того, чтобы жить лучше", - добавил он во вступительном слове.

Право первого вопроса досталось журналистке ГТРК "Магадан" Людмиле Щербаковой. "Начали с Магадана. Что-то в этом есть...", - сразу заметил в Twitter декан Высшей школы телевидения МГУ Виталий Третьяков.

"То, что год был непростой, мы все и так прекрасно знаем, и даже сложно дать ему определение, но всё-таки год был плохой или было что-то и хорошее, на ваш взгляд?", - спросила Путина Щербакова. Ответ Президента РФ (общий смысл - не всё так уж хреново, есть поводы для лёгкого оптимизма): "Год был... Что значит «плохой»? Это как погода: она бывает плохая или хорошая? Погода — она и есть погода. Так и год: и плюсы есть, и минусы. Как в жизни всегда. Конечно, этот год связан с проблемой, которая у всех на устах, перед глазами стоит и которая всех нас беспокоит, — это пандемия коронавирусной инфекции. Но это характерно не только для нас, не только для России — для всего мира. Мы это хорошо знаем, уже свыше 70 миллионов человек столкнулись с ней, по данным ВОЗ. И эта проблема наложила отпечаток на все стороны нашей жизни. Что такое пандемия? Это локдауны, сокращение производства, это значит сокращение перевозок, всё, что с этим связано. Это значит сокращение рабочих мест, падение доходов, к сожалению. Всё это имело место. Но в то же время я бы хотел вот на что обратить внимание. Во-первых (сейчас цифрами это постараюсь подкрепить), при всём огромном количестве проблем, с которыми мы столкнулись, а проблем — море, мы, безусловно, будем сегодня говорить об этом, мы ради этого и собрались. Проблем — море, и всё-таки море — это океан, он везде, по всему миру расплескался. Но можно с уверенностью сказать, что мы встретили эти проблемы достойно и отчасти даже, может быть, лучше, чем в других странах мира, которые по праву гордятся и устойчивостью своей экономики, и развитием своих социальных служб и систем здравоохранения. Я воспользуюсь подсказками (я не хочу утыкаться в цифры, потому что это всегда скучно и тоску наводит), тем не менее, что у нас получилось. У нас на данный момент времени падение ВВП — 3,6 процента, на данный момент. Это меньше, чем практически во всех ведущих странах Европы, Евросоюза, меньше, чем в Соединённых Штатах Америки. В некоторых странах Евросоюза падение ВВП где-то под 9 процентов (так в Великобритании, по-моему) на сегодняшний день. У нас промышленное производство «подсело» на 3 процента к данному моменту. Главным образом за счёт нефти, потому что у нас сделка ОПЕК+, мы вышли на сокращение добычи, и это повлияло на общие наши показатели. Но что приятно (что лучше, где хуже, где у нас какие-то позитивы), вчера только мне коллеги из правительства докладывали: ноябрь к ноябрю текущего года — рост обработки (обрабатывающей промышленности) 1,1 процента. То есть это даёт нам основания надеяться на то, что эта тенденция сохранится, что нам удастся и мы будем двигаться в этом направлении вперёд. Производство сельского хозяйства традиционно у нас за последние годы в хорошей зоне, сейчас, на данный момент, где-то плюс 1,8. Министр сказал, что по году может быть даже не падение, а увеличение до 2 процентов. Надеюсь, что так и будет. Банковский сектор у нас в весьма удовлетворительном состоянии, прибыль банков оценивается в этом году примерно в 1 триллион 300 миллиардов рублей. И это говорит об устойчивости финансовой системы. Реальная заработная плата (прошу сразу граждан на меня не сердиться, то, что я сейчас скажу, не соответствует ощущениям, с которыми люди сталкиваются в реальной жизни, тем не менее это усреднённая цифра, мы должны тоже на неё ориентироваться), реальная заработная плата, надеюсь, подрастёт у нас до конца года где-то на 1,5 процента, к сожалению, при падении реальных располагаемых доходов населения. За счёт чего? О чём это говорит? Откуда эта разница берётся? Падение доходов индивидуальных предпринимателей и всего, что с этим связано. В общем и целом падение реальных доходов, к сожалению, будет где-то около 3 процентов. Уровень безработицы у нас был в начале года 4,7 процента, сейчас, как вы знаете, он подрос до 6,3 процента. Об этом мы наверняка ещё будем говорить. Всё, что мы делаем по поддержке экономики, по поддержке пострадавших отраслей производства, связано напрямую с поддержанием рабочих мест. Сейчас 6,3 процента, надеюсь, что нам в течение следующего года удастся выйти на прежние показатели. Хорошим обстоятельством можно считать положительное сальдо торгового баланса. Это создаёт условия для хорошего макроэкономического развития. У нас государственный долг. Он и так был минимальный, 70 миллиардов долларов, если в долларовом эквиваленте. Он снизился на 10 миллиардов. Мы меньше занимаем на внешних рынках, но регулярно обслуживаем все свои кредитные обязательства. Международные резервы подросли. В начале года были 554,4 миллиарда, сейчас, на 4 декабря, это где-то уже 587,7 миллиарда долларов. То же самое касается Фонда национального благосостояния. В рублёвом эквиваленте было 7,7 триллиона, сейчас — почти 13,5 триллиона. Рост очень значительный. Знаете на что хотел бы обратить внимание? Что является, совершено очевидно, положительным элементом развития экономики? 70 процентов российского бюджета уже формируется не за счёт нефтегазовых доходов. Это значит, что мы не в полной мере, но всё-таки начинаем слезать с так называемой нефтегазовой иглы. И если кому-то хочется представлять нас до сих пор бензоколонкой, то это уже не имеет под собой реальных оснований. Хотя зависимость ещё очень большая, и мы это должны иметь с вами в виду. Ну и наконец, этот уходящий год всё-таки связан с крупными мероприятиями общенационального характера, имея в виду 75 лет Победы в Великой Отечественной войне. Несмотря ни на какие сложности, связанные с пандемией, мы всё-таки достойно её отметили, и парад Победы состоялся на Красной площади; в онлайн-формате, но всё-таки — шествие Полка. Всё это позитивные моменты. Но самое главное, знаете на что я бы хотел обратить внимание и за что хотел бы поблагодарить граждан страны? В этих достаточно сложных условиях мы ещё раз подтвердили, что лежит в основе российской идентичности, — единение народа при какой бы то ни было угрозе. То, что мы все видели, — работа волонтёров, работа медиков, которым ещё раз низкий поклон и благодарность, состояние всего общества, нацеленного на помощь и поддержку ближнего своего, поддержку тех людей, которые нуждаются в помощи и поддержке, — вот это общенациональное единение, я уже не говорю про движение «Мы вместе», это просто внешнее проявление внутреннего состояния общества, оно является, на мой взгляд, определяющим и решающим для нашей страны. Я ещё раз хочу выразить слова благодарности всем, кто принял участие в этих масштабных мероприятиях. Спасибо".

Процитируем некоторые реплики главы государства в ходе дальнейших ответов на вопросы.

О Донбассе: "Россия как поддерживала Донбасс, так и будет поддерживать. Мы будем наращивать нашу поддержку Донбасса. Это касается и поддержания производства, решения социальных вопросов, вопросов инфраструктурного характера и так далее. Так что будем двигаться спокойно в этом направлении. Мы, без всяких сомнений, можете не сомневаться, понимаем всю сложность той ситуации, которая в Донбассе сложилась и, повторяю ещё раз, не только по гуманитарной линии, но и по линии прямого сотрудничества будем это делать дальше".

О Белоруссии: "Я уже много раз высказывался на этот счёт, исхожу из того, что нужно дать возможность белорусскому народу внутри страны разобраться со своими вопросами, решить их в спокойном режиме. Президент Лукашенко высказался на этот счёт неоднократно. Я с ним согласен в том, что надо делать это в спокойной, ритмичной обстановке. Он инициировал изменения в Конституции — посмотрим, как это будет всё происходить. Здесь хотелось только добиться одного, я уже об этом тоже так или иначе упомянул, — без вмешательства извне. То, что мы видим сейчас, к сожалению, это вмешательство имеет место быть. Это информационная, политическая, финансовая поддержка оппозиции из-за границы. Из-за границы ничего хорошего никогда не получается".

О Нагорном Карабахе: "Сама Армения независимость Нагорного Карабаха не признала, поэтому в этом смысле, имея в виду это обстоятельство, сам Нагорный Карабах — это тоже с точки зрения международного права Азербайджан. Но ситуация, на мой взгляд, сложнее, чем просто простые нормативные постулаты, в том числе и международно-правовые. Корни в этническом конфликте, который начался ещё в Сумгаите, а потом перекинулся в Нагорный Карабах. Здесь у каждой стороны своя правда. И армяне Нагорного Карабаха в своё время взялись оружие, для того чтобы защитить свою жизнь и достоинство. И создалась ситуация, которая сложилась на момент обострения конфликта в этом году. Но мы договорились, это хорошо известно, в рамках трёхстороннего заявления, о том, что боевые действия прекращаются. И — вот здесь вот очень важная вещь — договорились о том, что стороны останавливаются на тех позициях, где их застало подписание нашего трёхстороннего заявления. Вот там и должны все остановиться".

О водоснабжении Крыма: "Да, это ситуация не просто известная, ею занимаются и на правительственном, и на региональном уровне. Собственных запасов хорошей пресной воды в Крыму достаточно. Просто этим и в советское время, а тем более во времена, когда Крым входил в состав Украины, не занимались. Сейчас эти работы ведутся широко, одним из направлений было опреснение. Но думаю, что это точечно только можно сделать, потому что опреснение — это достаточно дорогое удовольствие, это может лечь в тариф для водоснабжения. В целом руководители регионов считают, что для широкого применения это будет неэффективно. Есть ещё для Крыма, может быть, одна новация. Специалисты говорят о том, что в прилегающих к Крыму акваториях Азовского моря, под Азовским морем, могут быть очень большие запасы хорошей пресной воды. Всё это в совокупности даёт мне основания сказать, что проблему мы решим, средства соответствующие выделяются. Здесь, без всяких сомнений, на этом экономить не будет государство сто процентов, даже не сомневайтесь".

О гиперзвуковом оружии: "После выхода США из договора по ПРО всё и началось. Ну а как? Одна страна строит «зонтик» для себя. Значит, конечный результат будет какой? Конечный результат — это обнуление нашего ядерного потенциала. Значит, мы что должны были сделать? Мы должны были сделать всё для того, чтобы этого не случилось: или самим строить эту систему ПРО, либо создавать системы, которым эта ПРО не помеха. Мы это сделали, это произошло, с помощью гиперзвукового оружия, в том числе «Авангарда». Напомню, 20 с лишним Махов, глобальной дальности и небаллистическая, то есть никакие системы ПРО на неё не влияют. Повлияло ли появление в России гиперзвукового оружия, не только «Авангарда», но, скажем, и «Кинжала», сейчас вот «Циркон» у нас появляется… Очень важное оружие, недавно провели очередное, очень важное для нас испытание. Фактически работа над ним в основном завершена, 8 с лишним Махов, дальность большая. Причём она может быть размещена как на стационарных носителях, так и на кораблях, причём на надводных и подводных. Размещена где? В нейтральных водах. Посчитайте дальность и скорость, и всё станет ясно. Меняет ли, как-то влияет это на ситуацию? Конечно, меняет. Ну а как же? И влияет. У наших американских партнёров (они разрабатывали такую теорию молниеносного обезоруживающего удара, то есть удара высокоточным оружием по центрам управления, на самом деле, прежде всего) высокоточное оружие есть, а гиперзвукового пока нет у них. Сделают, конечно, это совершенно очевидно. Но, как я уже говорил, мы к этому времени подготовимся".

О росте цен: "Там, где это не связано с объективными обстоятельствами, это не может не вызывать соответствующей острой реакции. И вот это, честно говоря, меня так и задело. Потому что, скажем, при том, что у нас урожай рекордный — за последние шесть лет у нас рекордный урожай, и в этом году он будет 131 миллион тонн, а может быть, и даже 134, побольше, может быть, будет, может быть, до этого дойдёт, — а хлеб растёт в цене, макароны в цене растут. Это что такое? Это с какой стати-то? Это первое. Второе — сахар. Мне когда-то говорили: надо «прикрутить» нам тростниковый сахар, надо поддержать своих производителей. Мы разными способами это сделали, но не для того, чтобы создавать дефицит на внутреннем рынке, ведь министр мне что сказал: для внутреннего потребления достаточно. И в то же время как это достаточно, если на 75 процентов рост цен произошёл? Или по подсолнечному маслу — на 17 [процентов рост]. Что, у нас семечки нет? Достаточно тоже. А почему происходит? Потому что на мировых рынках выросла цена, значит, на внешний рынок пошло больше значительно, и начали внутренние цены «подтаскивать» к общемировым, что совершенно недопустимо. Именно поэтому у нас разговор такой жёсткий и был. Правительство отреагировало.... Сейчас подписаны или должны быть подписаны — по-моему, уже подписаны — соглашения между производителями и сетями: и производители снижают на определённый объём, и сети должны в рознице показать нам это снижение по базовым продуктам питания. Поэтому на цены, конечно, надо смотреть внимательно, и будем, безусловно, это делать. Надеюсь, что эта реакция будет в течение ближайших нескольких дней, ну, нескольких недель — это уже точно".

Ещё о росте цен: "Цены связаны с конъюнктурой на мировом рынке. Скажем, по маслу и по сахару. Сахара у нас чуть-чуть поменьше собрали, но достаточно для внутреннего потребления. Но на мировых рынках цены на сахар выросли — сразу повезли на экспорт. Вот и всё, ничего здесь такого необычного нет. А внутренние цены начали «подтаскивать» к тому, что есть в ценовых параметрах на мировом рынке. Так, кстати говоря, и в нефтянке происходило. Производители и экспортёры считают, что они не должны терять на внутренних ценах. Это ерунда, конечно, они должны понять, что они ничего не теряют, они же здесь производят. Считают свою упущенную выгоду — при том, что они чего-то недоэкспортируют. Но при этом не считают, а сколько же государство вложило в развитие сельского хозяйства и сколько продолжает вкладывать в развитие сельского хозяйства и что они получили от бюджета, для того, чтобы выйти на эти показатели. У нас выработана определённая система поддержки и субсидирования экспорта. Несмотря на то, что ситуация на мировых рынках изменилась и экспорт и так стал очень выгодным, государство продолжало субсидировать вывоз. Это просто ошибка, несвоевременная реакция со стороны соответствующих правительственных структур — вот об этом мы с коллегами и говорили достаточно жёстко. Но надеюсь, что, я повторяю, это будет поправлено в самое ближайшее время. То же самое касается хлеба, зерна и всего, что из этого производится, макаронных изделий. Рекордный урожай, 131 миллион, а может быть, больше, — а цены на хлеб растут. Чушь какая-то, ерунда. Это тоже связано с экспортом и со стимулированием вывоза. Но повторяю, это всё вещи не фундаментального характера. Отражается на людях — вот что плохо, вот что вызывает раздражение, это понятно. Но это поправимо".

О готовности российской системы здравоохранения к ситуации с ковидом: "Конечно, к таким масштабам, с которыми мы столкнулись, не готова оказалась ни одна система здравоохранения в мире. Ну нет такой системы просто. Мы анализируем всё, что в мире происходит, и видим, что такого примера нет. Но есть примеры того, как была организована работа в нашей стране. По сравнению с тем, что в мире происходило, конечно, наша система оказалась более эффективной".

О вакцинации: "Специалисты нам говорят о том, что те вакцины, которые поступают в гражданский оборот на сегодня, предусмотрены для граждан в определённой возрастной зоне. И до таких, как я, вакцины пока не добрались. Я повторяю ещё раз, я человек в этом смысле достаточно законопослушный, я прислушиваюсь к рекомендациям наших специалистов, и поэтому пока этой вакцины, как говорят специалисты, не поставил. Но я обязательно это сделаю, как только это станет возможным".

О вероятном искусственном происхождении коронавируса: "Что касается происхождения, то слухов много. Я бы не хотел сейчас на всю страну и на весь мир говорить об этом, тем более что мы не видим никаких подтверждений, связанных с этими обвинениями в адрес кого бы то ни было. Вы знаете, мне кажется, что сейчас нужно исходить из другого — не искать виновных, а нужно объединять усилия для борьбы с проблемой... По поводу заданий спецслужбам [выяснить происхождение вируса]: задания, конечно, всякие даются, но это, наверное, не то место, где мы должны обсуждать, как эти задания исполняются".

О перспективах выхода из коронакризиса: "Я рассчитываю, что в течение следующего ближайшего полугодия так или иначе ситуация будет меняться в лучшую сторону. А что касается экономики, то, по разным оценкам, по разным подсчётам, где-то конец 2021 года — первый квартал 2022 года мы все эти проблемы преодолеем. Более того, в следующем году мы рассчитываем выйти уже на позитивные тенденции по ВВП страны, по валовому продукту. Но всем нужно активно работать. И исхожу из того, что поставленной перед нами цели удастся достигнуть, а задачи решить".

О дистанционном обучении: "Конечно, онлайн-система, такой формат, не заменит никогда прямого, личного контакта между студентом, учащимся и преподавателем. Во всяком случае, этого ещё очень долго не произойдёт. Мне не нужно, мне кажется, вдаваться в детали, в подробности, все и так понимают, что я имею в виду. Тем не менее система, при которой и в школе, и в высшей школе онлайн-образование будет использоваться, — система существует, она, конечно, будет развиваться. Вы знаете, я только вчера с некоторыми коллегами разговаривал. О чём идёт речь на будущее? Не всегда, скажем, специалист узкого профиля высокого класса может поприсутствовать сразу во многих местах, во многих учебных заведениях, да и вообще иногда не может — он занят своей исследовательской работой. А в системе онлайн — может. И конечно, это надо использовать... Но преувеличивать эти возможности тоже не нужно. Это не на всю жизнь, не навсегда — массовое онлайн-образование".

О деле бывшего хабаровского губернатора Фургала, обвиняемого в организации убийств: "Что могу сказать про Сергея Фургала? Он представитель известной партии, и партия его поддерживала и поддерживает до сих пор. У меня с ним были добрые отношения, и он вполне, что называется, в общих чертах если сказать, лояльный был к федеральной власти человек. Никаких проблем у меня с ним не возникало... На мой взгляд, он работал в целом вполне исправно и, в общем, старался как руководитель региона. Но обвинения в его адрес очень тяжёлые — как члена ОПГ, которая занималась в том числе и устранением конкурентов в ходе коммерческой деятельности. Там речь идёт об убийствах людей — не о воровстве каком-то, не о подтасовках, не о злоупотреблении служебным положением, речь идёт об убийствах. Послушайте, это серьёзное обвинение. Вы сейчас меня спросили, есть ли какие-то дополнительные данные. Следствие работает. Я же не названиваю туда каждый день, дополнительных данных не требую. Надо дать им возможность спокойно закончить эту работу и передать дело в суд".

О деле советника гендиректора госкорпорации "Роскосмос", бывшего журналиста кремлёвского пресс-пула Сафронова, обвиняемого в госизмене: "Что касается Сафронова. Из открытых источников он брал информацию или из неоткрытых, следствие должно разобраться с этим. Ведь его судят не за его журналистскую деятельность, в этом же весь цимес, весь смысл того, что происходит. Он же не какой-то диссидентствующий журналист, который борется с властью, а за это его прищучили, хватают и сажают в тюрьму. Это же никак не связано с его профессиональной журналистской деятельностью, связано с достаточно длительным периодом его работы и в рамках помощника или советника Рогозина, когда он в правительстве работал, и в «Роскосмосе» работал, не связано с журналистской деятельностью вообще. Вы сказали, что он мог оступиться. Ну да, бывает. За это можно было бы простить. Бывает и так. Надо смотреть степень общественной опасности содеянного, какой он реально вред нанёс. Вообще ему вменяется шпионаж на самом деле, измена. А самый большой грех, который у нас есть, — это предательство".

О попытках переписать историю: "Нам есть чем гордиться. Что касается Великой Отечественной войны, то вы знаете, мы вскрываем сейчас архивы, мы публикуем архивные материалы, мы создаём определённые структуры, которые на постоянной основе будут этим заниматься. Я уже много раз говорил о том, что переписывание истории делается в угоду сиюминутным политическим конъюнктурам и в конечном итоге пойдёт во вред тем, кто это делает, в том числе это касается героизации нацизма. Хочу обратить ваше внимание на то, что сегодня Генеральная Ассамблея ООН приняла решение (сегодня — это по нью-йоркскому времени, не знаю, как считается, может быть, вчера уже), осуждающее героизацию нацизма. И только две страны проголосовали против: США и Украина... Есть вещи фундаментального характера, не текущей политической конъюнктуры. Мы, со своей стороны, гордимся нашими отцами, матерями, нашими дедушками, бабушками, мы гордимся своей страной и её историей и будем делать всё для того, чтобы эта гордость шла вместе с нами по жизни и была передана нашим детям".

О предстоящих выборах в Госдуму: "По поводу новых партий. Не пора ли старым политическим тяжеловесам уступить своё место? Это решают не новые партии, не политические тяжеловесы в виде традиционных партий, это решают граждане, это решают избиратели. Они принимают решение на выборах, кого поддержать. Но даёт ли наша политическая система, а она развивается, возможность большему количеству политических сил, политических партий принять участие в общенациональных избирательных кампаниях? Да, даёт. Думаю, что в этом году — не думаю, а точно, — на следующий год, по-моему, до 16 партий могут принять участие в выборной кампании без того, чтобы собирать подписи. Почему? Потому что они в соответствии с действующим у нас законом получили представительство в ряде субъектов Российской Федерации и вместе с ним право попробовать свои силы на общенациональной политической арене. Я желаю им успехов, но хочу ещё раз сказать, что кого избрать — решает всё-таки избиратель".

О вмешательстве извне в российские выборы: "Конечно, будут пытаться вмешиваться, всё время так делают, не только в наши выборы, по всему миру практически. Это же глобальная политика. Как базы по всему миру, так и вмешательство по всему миру. Мы это знаем, мы к этому готовимся. Но мы сможем этому противостоять эффективно только в том случае, если подавляющее количество, подавляющее число наших граждан будут понимать, что: а) это вмешательство; б) что мы обязаны этому противостоять; в) что это недопустимо и что мы сами должны определять свою судьбу. Вот это чрезвычайно важное внутреннее состояние нашего общества. Поэтому настрой блогеров в интернете, настрой средств массовой информации по защите самих себя — это чрезвычайно важная вещь, отстаивание своего суверенитета".

О "расследованиях", направленных против ВВП и его ближнего круга: "По поводу того, что вот эти вбросы имеют место, собственно говоря, ничего удивительного нет, они всегда имели место и всегда будут иметь место. Это информационное противоборство происходит. Они и были раньше. Вспомните тяжёлые события на Кавказе, борьбу с международным терроризмом, в каком виде тогда вашего покорного слугу представляли в международной прессе да и, к сожалению, у нас в стране тоже. Там как только меня, с какими клыками не рисовали! Я это всё хорошо помню, но всегда исхожу из того, что я должен делать то, что считаю нужным для нашей страны, всё делаю не для того, чтобы выглядеть красиво для кого-то там за бугром. Это первая часть. Вторая часть касается, скажем, моих близких. Прочитать этот материал невозможно. Я его полистал, конечно, поскольку меня вроде как касается, но там такая компиляция, всё навалено в одну кучу, что я так до конца не дочитал".

О зарубежных лидерах: "По поводу удобных, приятных и неприятных партнёров — ну, нет таких... Это известная сентенция: нет хороших, плохих — есть национальные интересы. И у меня то же самое. Я не делю на хороших и на плохих. Я работаю со всеми в интересах достижения максимального результата для России. Где-то нужно идти на какие-то компромиссы, где-то есть необходимость настаивать на нашей позиции. Это всегда так бывает. И всё другое — контрпродуктивно".

О перестановках в кабмине: "Что касается изменений, это инициатива председателя Правительства, он вправе набирать свою команду. Я с ним согласился по этим изменениям. Каких-то других не вижу. Сам председатель ничего не инициирует больше. Мне кажется, что нужно, чтобы сложившийся коллектив работал, работал слаженно. Здесь нужна и определённая стабильность. Пока ничего там не планируется, никаких кадровых изменений".

О мультикультурализме в Европе: "Проект мультикультурализма потерпел фиаско, крах, в чём многие призывавшие к этому проекту и к его реализации вынуждены были признаться — признаться в том, что он развалился".

О планах на 2024 год: "Знаете, у меня есть одно универсальное правило. Отвечая на этот вопрос, нужно понимать, пойдёт что-то, то, что мы делаем, на благо страны или нет. Если не пойдёт, то не стоило, а если пойдёт, то стоит делать. Я для себя ещё не принял решение, пойду я, не пойду на выборы в 2024 году. Но что касается стабильного развития страны, это многого стоит. Но формально это решение от народа есть. Делать это, не делать — посмотрю".

О тостах в новогоднюю ночь: "Что касается тостов, то в этой связи у меня, так же как у любого нашего человека, у любого гражданина, на Новый год всегда тостов много, важно только, чтобы количество принимаемого шампанского либо других напитков было умеренным, а количество тостов — это не важно. Конечно, мы все будем поднимать тосты за своих близких, за свою семью, за своих друзей, за коллег. Но у меня и у моих друзей, в моей семье главным тостом всегда является один — «за Россию»".

Пресс-служба Президента считает, что на подобных мероприятиях нельзя обойтись без клоуна/тролля/провокатора (дабы встряхнуть зрителей), желательно - медийной персоны. Сегодня эту роль отдали певцу ртом, алкоголику, матерщиннику, бизнесмену, начинающему праволиберальному политику и генпродюсеру телеканала RTVI Шнуру (Сергею Шнурову).

"Д. Песков: Я увидел Сергея Шнурова. Дайте, пожалуйста, микрофон.

С. Шнуров: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Сергей Шнуров, международный телеканал RTVI. Самый козырный вопрос, про Навального, я, скорее всего, оставлю своим коллегам, я такой добрый буду. А так как канал у нас международный, вопрос мой будет следующий: почему русские хакеры в этот раз не смогли помочь избраться Трампу? Они что, все уже эмигрировали в Силиконовую долину? И своих же не бросают, как вы любите говорить. На какую должность теперь может рассчитывать Трамп? И приютите ли вы его, если он попросит политического убежища, как Сноуден? Это такой развёрнутый вопрос. Это было от канала. Теперь лично от меня: как простому русскому человеку, простому, обыкновенному, каких большинство, описывать эту жизнь, не используя ненормативную лексику?

В. Путин: Начну с завершающей части вашего вопроса. Обратитесь к известным фильмам, классике советского кино, когда при падении секции батареи на ногу нужно говорить «редиска», а не употреблять ненормативную лексику. В принципе, язык русский достаточно богатый, для того чтобы ясно и доходчиво выражать свои мысли, не прибегая к ненормативной лексике, о которой вы сейчас сказали. Но хочу вас поблагодарить уже за то, что вы сейчас её не использовали, как вы это делаете иногда, я так понимаю, со сцены на массовую аудиторию. За это вам большое спасибо, за сегодняшнюю нашу форму общения. Почему российские хакеры в этот раз не помогли избраться Трампу? Я считаю, что это не вопрос с вашей стороны, это — провокация. Российские хакеры не помогали избираться действующему пока президенту Соединённых Штатов и не вмешивались во внутренние дела этой великой державы. Это всё домыслы, это всё повод для того, чтобы портить отношения между Россией и Соединёнными Штатами. Это повод для того, чтобы не признать легитимность действующего пока президента Соединённых Штатов Америки по внутриполитическим американским соображениям. В этом смысле российско-американские отношения стали заложником внутренней политики в самих Соединённых Штатах. На мой взгляд, это для них самих плохо, но это их выбор, пускай они делают что хотят. Мы исходим из того, что вновь избранный президент Соединённых Штатов поймёт, что происходит, он человек опытный и во внутренней политике, и во внешней политике. Рассчитываем на то, что все проблемы, которые возникли, — не все, хотя бы часть из них — будут решаться при новой администрации. Трампу, мне кажется, трудоустраиваться нет никакой необходимости. Почти 50 процентов населения за него проголосовало, если считать по количеству избирателей, а не по выборщикам. У него большая достаточно база поддержки внутри Соединённых Штатов, и, насколько я понимаю, он не собирается уходить из политической жизни своей страны".

Шнур

ВВП о четырежды недоотравленном блогере Навальном: "Что касается пациента в берлинской клинике. Я уже говорил на этот счёт неоднократно, могу только некоторые вещи повторить. Я знаю, Песков, кстати, мне вчера только сказал о последних измышлениях на этот счёт по поводу данных наших спецслужбистов и так далее. Слушайте, мы прекрасно понимаем, что это такое. И в первом, и в этом случае это легализация. Это не какое-то расследование, это легализация материалов американских спецслужб. А что, мы не знаем, что они локацию отслеживают, что ли? Наши спецслужбы хорошо это понимают и знают это. И знают сотрудники ФСБ и других специальных органов и пользуются телефонами там, где считают нужным не скрывать ни своего места пребывания, и так далее. Но если это так — а это так, я вас уверяю, — это значит, что вот этот пациент берлинской клиники пользуется поддержкой спецслужб, США в данном случае. А если это правильно, тогда это любопытно, тогда спецслужбы, конечно, должны за ним присматривать. Но это совсем не значит, что его травить нужно. Кому он нужен-то? Если бы уж хотели, наверное, довели бы до конца. А так жена ко мне обратилась, я тут же дал команду выпустить его на лечение в Германию, в эту же секунду".

Московский корреспондент BBC Стивен Розенберг (потомок еврейских выходцев из Российской Империи) обвинил нашу страну в "аннексии" Крыма, использовании химоружия в Солсбери и отравлении Навального.

"Д. Песков: Мы чуть-чуть ещё забыли про иностранные СМИ. «Би-би-си», давайте. Стив, давно Вас не слышали и не видели.

С. Розенберг: Стив Розенберг, «Би-би-си ньюз». Господин Президент, всё чаще звучит фраза «новая холодная война» по отношению к России и к Западу. И мы слышим, как регулярно Россия винит в этой напряжённости внешние силы: то Америку, то Великобританию, то НАТО. Но, находясь у власти 20 лет, Вы не считаете, что Вы несёте хоть долю ответственности за плачевное состояние этих отношений, особенно на фоне действий России в последние годы от аннексии Крыма до использования химического оружия на территории Великобритании в городе Солсбери. Или нет? Или российские власти «белые и пушистые»? И по поводу химоружия. Вы читали доклад Bellingcat, который очень подробно рассказывает и показывает, что за покушением на Алексея Навального стоит Российское государство?

В. Путин: По поводу покушения на известного нашего блогера я уже говорил. Могу только к этому добавить ещё то, о чём, собственно говоря, неоднократно было сказано. Мы готовы к расследованию. Если у кого-то есть данные о том, что применялось химическое оружие, в данном случае «Новичок» (всё время об этом говорят), мы вас просим, дайте нам, пожалуйста, эту информацию. Мы предложили, чтобы наши специалисты выехали на место: и в Германию, и в Швецию, и во Францию, и вместе с коллегами на месте разбирались с этой проблемой. Или мы вас просим приехать к нам, привезти биологический материал и хотя бы дать нам официальное заключение. Стивен, вы можете мне объяснить, почему нам до сих пор, несмотря на многократные запросы Генеральной прокуратуры Российской Федерации, до сих пор даже официального заключения не дают? Власти Германии передали весь материал в Организацию по запрещению химического оружия, они тоже нам ничего не дают, ссылаясь на то, что Германия запретила им давать какую-либо информацию. А Германия говорит: возьмите всю информацию там. Вы можете это объяснить, Стивен, нет? Почему нам официального заключения не дают хотя бы о применении этого «Новичка»?

С. Розенберг: Вы меня спрашиваете?

В. Путин: Я вас спрашиваю, да.

С. Розенберг: Но я журналист, я задаю вопрос, а вы отвечаете.

В. Путин: Хорошо. Ладно. Я приношу вам свои извинения. Я продолжу ответ на ваш вопрос. Хорошо. Допустим, этот вопрос просто повис в воздухе, ладно. Значит, по поводу того, что мы «белые и пушистые». Чувствуем ли мы какую-то ответственность за то, что происходит? Я чувствую ответственность за то, что происходит с Россией и с её народом. И всё буду делать в интересах Российской Федерации. Это касается и возвращения Крыма в состав нашего Российского государства. Обращаю ваше внимание, что это было сделано на основе волеизъявления народа. Вот в Косово парламент принял решение, и вы всё это проглотили и сказали, что так и правильно, так и хорошо, это демократично. В Крыму люди пришли на референдум, проголосовали, но вам почему-то это не нравится. Хочу напомнить, что демократия — это власть народа, и надо либо признавать это, либо тогда отказаться от этого термина вообще повсеместно. Вводятся определённые санкции в отношении крымчан. За что вы вводите против них санкции? Если это аннексия, то они не виноваты ни в чём. За что же их наказывать? А если это не аннексия, а результаты голосования, тогда надо признать, что это демократия, и оставить их в покое, так же как и претензии к России по поводу аннексии. Теперь по поводу того, что мы белые и пушистые. По сравнению с вами — да, так и есть, мы белые и пушистые. Потому что мы пошли на то, чтобы освободить от определённого советского диктата те страны и народы, которые хотели развиваться самостоятельно. Мы услышали ваши заверения о том, что НАТО не будет развиваться на Восток. Но вы не выполнили своих обещаний. Да, это не прописанные обещания, это устные были заявления, в том числе со стороны НАТО. Но вы-то ничего не сделали. Было две волны расширения, и военная инфраструктура НАТО приближается к нашим границам. Разве мы не должны на это реагировать? Разве мы вышли из договора по противоракетной обороне? Это же не мы сделали. И мы вынуждены ответить созданием новых систем оружия, которое купирует наши угрозы. Потом наши коллеги вышли из договора по ракетам малой и средней дальности. Это мы, что ли, вышли? Нет, это наши партнёры вышли американские. Соответствующим образом мы сказали: хорошо, мы не будем производить и не будем размещать такого оружия до тех пор, пока американского оружия не появится в Европе. Но нам на это никто ничего не отвечает, не реагирует. Потом вышли из договора по открытому небу. Нам что делать-то? Я не хочу Вам этого вопроса задавать, но нам что делать в этой связи? Оставить всё как есть? Значит, вы как страна НАТО будете над нами летать и всё передавать американским партнёрам, а мы такой возможности будем лишены в отношении американской территории? Вы же умные люди, почему вы считаете, что мы — придурки? Почему вы считаете, что мы не можем такие элементарные вещи анализировать и смотреть на них? Есть и другие некоторые вопросы, которые вызывают нашу озабоченность. Мы на них, на эти вопросы, вынуждены реагировать. Но при всём этом сейчас есть угроза ещё и прекращения Договора СНВ. Тогда вообще не останется никаких ограничений, связанных с гонкой вооружений, вообще ничего не останется. А мы изначально призывали и призываем наших партнёров к тому, чтобы хотя бы на год продлить этот договор и в течение года вести субстантивные, как говорят дипломаты, переговоры, по тому, что делать и как жить дальше. Мы понимаем, что возникли у России виды оружия, современные, гиперзвуковые системы, которых нет ни у кого в мире. Мы отдаём себе в этом отчёт, мы же не против того, чтобы учитывать это обстоятельство. Но с нами до сих пор никто вообще на этот счёт никак не разговаривает. Подобные системы разрабатываются, кстати, в европейских странах — в Великобритании, в тех же Соединённых Штатах. Но пока нет, мы понимаем это, но мы же открыты для переговоров. Но с нами до сих пор пока никто не ведёт никаких. Вот и ответьте себе на вопрос: кто «белый и пушистый», а кто «колючий и агрессивный». У нас две-три базы базирования, причём на террористически опасных направлениях: в Кыргызстане, в Таджикистане, в Сирии. У другой стороны, я имею в виду Соединённые Штаты, — по всему миру огромная сеть. У нас знаете сколько военный бюджет? 46 миллиардов. В Великобритании — больше намного. В США — 770 миллиардов. Россия по военным расходам где-то шестое место в мире занимает. США, Китай, Саудовская Аравия, Великобритания, Франция, Япония — все впереди нас. Так кто белый и пушистый, а кто агрессивный? Ну уж только не мы агрессивные. Если уж не пушистые, но, во всяком случае, весьма благообразные, настроенные на то, чтобы вести диалог и добиваться компромиссных решений. Хочется сказать словами кота Леопольда из одного из наших мультфильмов: «Ребята, давайте жить дружно!»".

Розенбергу не понравился ответ Путина, и он демонстративно покинул зал Центра международной торговли.

Владимир Путин установил абсолютный рекорд по длительноси собственных же пресс-конференций. Он в хорошей форме, взгляд цепкий, реакция мгновенная. Ну а качество журналистского сообщества оставляет желать лучшего (мягко говоря) - впрочем, это не новость.

По окончании мероприятия глава государства подписал предновогодний указ "О единовременной выплате семьям, имеющим детей": "Произвести единовременную выплату гражданам Российской Федерации, проживающим на территории Российской Федерации и являющимся родителями, усыновителями, опекунами, попечителями детей в возрасте до восьми лет, имеющих гражданство Российской Федерации (далее – граждане), в размере 5000 рублей на каждого такого ребёнка. Установить, что единовременная выплата не учитывается в составе доходов семей граждан при предоставлении им иных мер социальной поддержки".

Стани приятел на Поглед.инфо във facebook и препоръчай на своите приятели